“Служить от сердца Божьего – это привилегия и ответственность”

Архив 201615/11/2016

С Тер Даниэлом, пастором церкви Сурб Степанос в Лонг Бранче (Нью-Джерси) (на снимке справа), мне довелось познакомиться во время благотворительного обеда, данного Восточноамериканской епархией ААЦ в честь семнадцатой годовщины избрания Гарегина второго 132-м Патриархом и Католикосом Всех Аармян. Уроженец Болгарии, потомок беженцев из Турции, бывший рок-музыкант сегодня укрепляет веру в Христа своих соотечественников, волею судеб оторванных от исторической родины. Каким же был собственный путь к вере, к Богу, спросила я у святого отца.

 

В любой армянской семье слово старшего – это закон. Так было и в нашей семье. Но когда отец сказал мне, ты должен стать священником, я воспринял это как шутку, розыгрыш.

…Я учился в Пловдиве в армянской школе, которая находилась во дворе армянской церкви. Убежденный атеист, продукт своего времени, я, как и тысячи моих сверстников, воспринимал Христа не иначе как римского воина или персонаж сказаний и былин. Помню, как бабушка водила меня тайком в церковь. Она ставила свечи и учила меня креститься. Я спрашивал, зачем? Она отвечала, так надо.

Музыкальные способности у меня обнаружились еще в школьные годы. Поначалу я освоил игру на аккордеоне, потом

ударные инструменты и фортепиано. После службы в армии меня приняли в Пловдивский городской оркестр ударником. В 1983 году женился на армянке. Друг за другом родились два сына.

С приходом к власти демократов в Болгарии стали возрождаться церкви и по тому времени ощущалась острая нехватка в священнослужителях. Разговоры об этом я слышал у себя дома. Именно тогда отец и заявил мне, что у меня неплохой голос, талант и почему бы мне не попробовать себя на стезе служителя церкви. Супруга моя стала на сторону отца. Папа прав, заявила она. Я слишком веселый человек для священника, таков был мой вердикт…

К этому разговору мы вернулись спустя два года, когда не стало отца. Его желание видеть меня священником воспринималось уже мною не просто как беспочвеннный домысел, а как последняя воля усопшего. В Армении тогда были сложные времена, духовная семинария в Эчмиадзине не могла принять зарубежных студентов. Так я оказался в Иерусалиме. Епископ Армянской епархии в Болгарии дал мне 45 испытательных дней ознакомления с условиями жизни и учебы. Я сдался уже через 10 дней. Позвонил маме и сообщил, что эта спартанская жизнь не по мне. На что получил материнское благословение на возвращение домой. Супруга оказалась более категоричной. Вернешься – развод. Таким образом судьба моя была предрешена. В Иерусалиме я провел с семьей восемь последующих лет своей жизни.

Именно там, на Святой земле, где каждый камень был пропитан духом божества, неся службу у Гроба Господня, я осознал и прочувствовал свою веру в Бога, значение своей миссии в жизни и предначертании воли отца. После четырех лет учебы в духовной семинарии я был рукоположен в священство и начал служение священника в Святой Земле. В 1998 году вернулся в Болгарию, здесь закончил богословский факультет Софийского университета.

Армянская община Пловдива насчитывает более трех тысяч человек. Я был назначен настоятелем церкви Сурб Геворг. Жаль, отец не дожил до этих дней…

— Батюшка, я знаю, что уже 11 лет вы проповедуете в Америке, из них более трех лет служите пастором в церкви Сурб Степанос. Основной акцент в своей воскресной проповеди вы сделали на укреплении веры своих прихожан на примерах из Святого писания. Служба шла при большом стечении прихожан, что, конечно, не может не радовать. С какими трудностями вам приходится сталкиваться в своей повседневной работе? Какова специфика подходов у священнослужителей за рубежом?

— Вера есть в каждом из нас. Основная миссия церкви – ее укрепление. Особенно актуально это за рубежом, ведь зачастую церковь – это единственное место, где человек, оказавшись в сложной жизненной ситуации, рассчитывает получить помощь и духовную поддержку.

В США порядка 85 армянских церквей и, пожалуй, везде работа упирается в гиперзанятость людей и большие расстояния. Порою, чтобы собрать паству на то или иное мероприятие, мы оповещаем людей за полгода вперед. Не могу не сказать о низкой активности своих прихожан. Для евреев шабат – это святой день общения и приобщения к Богу. В этот день они откладывают все свои дела. К сожалению, у нас, армян, такая культура отсутствует. Увы, молодежь посещает церковь только по большим церковным праздникам. Чтобы как-то переломить ситуацию, мы устраиваем для них Воскресную церковную школу, изучаем Священное Писание, спортивные состязания, музыкальные вечера, духовный летний лагерь и так далее. Думаю, корень этого зла надо искать в семье, она разобщена… Увы, люди перестали собираться за большим семейным столом, общаться, делиться своими радостями и горестями. Радует, когда на службу родители приходят со своими детьми. При церкви Сурб Степанос, построенной на средства Геворга и Сервард Овнанянов(пожертвование было сделано в память о матери Естер Овнанян), действует воскресная школа, основная цель которой – это сохранение веры во Христа, родного языка, культуры, идентичности.

— Тер Даниэл, между тем говорят, каков поп, таков и приход. И если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Находясь в гостях у ваших прихожан, семьи Магакян, я наслышана о вашем личном отношении к проблемам своей паствы. Вы там, где нужны, вы сами идете к людям и делаете это абсолютно безвозмездно…

— Мой долг и долг моих соратников быть рядом со своей паствой и в радости, и в печали. Помимо традиционных обрядов крещения, отпевания, освящения, мы отслеживаем и повседневную жизнь людей, чтобы по мере своих возможностей как-то облегчить их участь. Конечно, большую поддержку в своих делах мы получаем из Эчмиадзина. Так, на этой неделе будет официальное открытие нового образовательного комплекса Св. Нерсеса армянской семинарии. Католикос Всех Армян Гарегин II освятит часовню Св. Акоп семинарии в городе Армонк, Нью-Йорк, которая готовит священников и светских лидеров для службы в армянских церквях в Северной Америке.

— Тер Даниэл, когда–то ваш отец круто изменил ваши планы в жизни. Были ли минуты сожаления, что это произошло?

— Я думаю, что первые несколько месяцев в Иерусалиме были очень трудными для меня. Жизнь с поворотом на 180 градусов является невыполнимой задачей. Бог видит и направляет, мой отец с ним. Это дает мне крылья.

Бог и моя вера были со мной и сделали меня счастливым. Служить от сердца Божьего — это привилегия и ответственность. Душа моего отца радуется. Я и моя семья счастливы, что мы выбрали служенье Богу.


Мариэтта МАЛУМЯН

специальный корреспондент «НВ»