“Словосочетание “армянский джаз” вызывает у меня весьма неоднозначные чувства”

Архив 201006/04/2010

Ваагн АЙРАПЕТЯН сегодня один из самых популярных армянских джазменов. Он неоднократно выступал в России и за рубежом с такими звездами российского и мирового джаза, как Игорь Бутман, Даниил Крамер, Барри Харрис, Элвин Джонс… “Не планируется ли в конце концов побаловать и армянских меломанов звездными сейшнами?” — с этого начался наш разговор.

— Планы-то есть — конкретики нет. Недавно в Ливане я познакомился с прекрасными музыкантами из Нью-Йорка и теперь думаю, как бы этих музыкантов пригласить к нам на гастроли. В этом году я был также на джазовом фестивале в Дубае, где выступал с местными джазменами. Родилась даже идея создать группу, в составе которой мы сможем выступить перед армянским зрителем. В этой связи хотелось бы надеяться, что этому проекту будет оказано необходимое содействие со стороны государства.
— То есть все упирается в финансы?
— И да, и нет. Необходимы как финансовая поддержка, так и добротная программа. Но начинать работать над программой можно, лишь будучи абсолютно уверенными в готовности государства финансировать такой проект.
— Иначе билеты на концерт будут стоить, как в случае с МакЛафлином, неимоверно дорого?
— Если честно, я еще не купил билетов на его концерт, но… собираюсь. Однако не думаю, что всем истинным любителям джаза будут по карману такие билеты. Согласен, за то, чтобы послушать звезду мировой величины, нужно и платить соответственно. Но ни для кого не секрет, что тот зритель, который действительно фанатично предан джазу и сгорает от желания попасть на этот концерт, сегодня не располагает такими средствами. Возникает вопрос: для кого же организуются эти концерты?
Вот тут-то и нужна, на мой взгляд, поддержка со стороны государства. Ведь это позволит и концерту окупиться, и фанам попасть на вожделенный концерт.
— Рассказывая о группе “Катунер”, ты как-то заметил: “Войдет ли моя музыка в репертуар нашей группы или нет — не существенно, главное, что я продолжаю заниматься творчеством”. Есть ли какие-то изменения в исполнении или стилистике твоей музыки в рамках группы “Катунер”?
— Музыка сама по себе намного шире и объемнее, чем допустимый выбор и диапазон музыкальных инструментов. Инструмент — всего лишь предмет, придающий необходимый окрас найденной форме. Перво-наперво необходимо понять, чем твоя музыка незаменима и что она вообще дает слушателю. И как только ответы на эти вопросы будут найдены, можно будет смело заключать творчество в рамки какого-либо жанра, формы… В противном случае родится еще одно модное слово, которое выйдет из употребления так же быстро, как и появилось.
— Увы, сегодня модных слов много, и одно из них именно “джаз”…
— Ну что ж, некоторым это слово нравится, а некоторым — нет. Обращусь к тем, кто не воспринимает это явление всего лишь как слово. Факт остается фактом, что сегодня под маркой “джаза” преподносится зачастую далеко не то, что даже отдаленно можно считать таковым, равно как и вообще музыкой, несущей хоть какой-то положительный импульс слушателю. С грустью приходится констатировать, что слово “джаз” породило некий стереотип восприятия, эдакий “устав обязательной атрибутики” исполнения — саксофон, контрабас, ударные… Друзья, не все так просто и в то же время сложно, как вы представляете! Не надо идти на поводу у стереотипа, заключающего джазовую музыку в какие-то примитивные и обыденные рамки.
— В прошлом году праздновалось 70-летие армянского джаза…
—Само словосочетание “армянский джаз” уже вызывает у меня весьма неоднозначные чувства… Армянский джаз, на мой взгляд, существует ровно столько и с тех пор, как армяне стали вообще пробовать исполнять подобную музыку. Надо сказать, многие музыканты и поныне преподносят, если не сказать, основывают свое видение джаза на армянских ладах и национальном фольклоре. Однако это отнюдь не обязательный параметр для начала отсчета существования джаза в Армении. Ведь даже исполняя всемирно известные джазовые стандарты, хочешь того или нет, ты преподносишь их через призму наиболее близкой и родной музыкальной культуры. К примеру, мне не раз говорили за рубежом: “Ты играешь не тот джаз, который мы знаем”. А почему? Да потому что вне зависимости от моего желания я играю самый что ни на есть армянский джаз!
— То есть подобная проекция джаза на национальную культуру имеет право быть и ничего в этом симбиозе инородного ты не видишь?
— Конечно же, не вижу. Однако, повторюсь, все имеет право на существование только в том случае, когда в результате рождается нечто органичное, естественное и осмысленное.
Отвлечемся от джаза. За последние годы мы переняли у российской эстрады все, что только возможно было перенять. И, естественно, больше плохого, чем хорошего. Мы абсолютно забыли, что у нас тоже есть своя культура, свои корни… На сегодняшний день азербайджанцы пропагандируют нашу музыку и наши же музыкальные инструменты намного активнее нас самих. С одной лишь поправкой — они позиционирует все это как свою культуру. Оно и понятно: мы не пользуемся — пользуются другие. И опять же не без поддержки своего государства.
Теперь о джазе. Как он возник? Думаю, ни для кого не секрет, что джаз — это негритянская музыка. Стало быть, несмотря на свое малопривлекательное положение, негры смогли-таки привить народам всего мира любовь к своей музыке, а мы, являясь представителями одной из древнейших наций на свете, не просто не желаем пропагандировать, но и безалабернейшим образом разбазариваем все, что имеем. И это при том что джаз имеет всего лишь столетнюю историю, а армянской монодии — свыше трех тысячелетий! Не говоря уже о том, что армянская монодия является прародительницей множества ладотональных основ, в том числе и такой прочной ладовой основы, как мугам.
Вот и приходится мириться с той мыслью, что наша культура и продолжает-то свое существование исключительно за счет таких проекций или, если хотите, симбиозов, как тот же армянский джаз.
— Стало быть, состояние национальной культуры Армении…
— Мягко говоря, плачевное! Хоть я по натуре оптимист, однако считаю, что наша культура находится в каком-то застоявшемся, окаменелом состоянии. Думаю, так долго продолжаться не может — необходим новый “взрыв”!
— То есть надеяться на то, что у композиторов, пишущих для Арменчиков, когда-нибудь иссякнет фантазия, не стоит…
— Да и не надо!.. Хотя, если честно, недавно я смотрел концерт Арменчика (такое тоже бывает!) и отметил для себя весьма интересный факт: в отличие от многих своих коллег по сцене он очень серьезно относится к тому, что делает. Он серьезно поет и делает это, надо признать, с огромной самоотдачей!
— Эту бы энергию да в мирных целях…
— Ну не без этого, конечно.
— Ваагн, с указом о “живом исполнении” многие профи из мира джаза стали участвовать в ТВ-проектах, увы, далеко не высшего качества. Помнится, и ты участвовал в проекте “Вечер с Ово” на ТВ “Армения”…
— Изначально планировалось сделать аналог известной американской программы “Джей Лено Шоу”. Для этого организаторами была приглашена группа “Катунер”. Позже выяснилось, что она не “вписывается” в бюджет проекта. Было решено оставить всего лишь несколько музыкантов. Решение, скажем так, не самое профессиональное. Не говоря уже об эклектичности предлагаемого зрелища: умные слова от Ово и размышление о политике под легкое джазовое сопровождение… Думаю, понятно, почему меня там больше нет. И не будет.
— И, наконец, твой прогноз на ближайшие годы. Какая музыка будет популярна в Армении в скором времени?
— Я не знаю, какой она будет, но уверен, что это должна быть музыка профессиональная и достойная высокой чести представлять наш народ во всем мире. То есть не та, которой достойны мы сами за наплевательское отношение к ней, а музыка, с помощью которой мы сможем и обязаны будем рассказать об Армении всему миру, не посрамив при этом ни нашей культуры, ни памяти наших предков!