Слепок с России

Архив 201317/12/2013

Георгий Исаакян, художественный руководитель Московского государственного академического детского музыкального театра им. Н.И.Сац, рассказывает о том, как он оказался в Перми, что такое “феномен пермского зрителя” и “перекресток всех культур”.

 

— А почему вы не вернулись в Ереван после ГИТИСа?
— Когда я в 91-м приехал со своим красным дипломом в Ереван, работы там никакой не было, потому что театр уже практически не функционировал. Мне сказали: “Извините, мы ничем не можем вам помочь, трудоустраивайтесь, как хотите”. Я вернулся в Москву, и тогда как раз моего учителя пригласили руководителем в Пермский театр оперы и балета. А так как ему было уже семьдесят, он сказал мне: “Сынок, — он меня называл сынок, — хочешь поехать со мной?” Я ответил: “Владимир Акимович, конечно, я с вами”. Так что приезд в Пермь был тоже случайностью.
— И вот так, приехав “случайно”, вы прожили в Перми столько же, сколько на родине — в Ереване?
— Даже больше, 20 лет… Причем когда я приехал, первые годы все упорно повторяли: “Да вы приехали на пару лет, поставите спектакль и уедете, это для вас трамплин” и т.д. Шли годы, все, кто это говорил, уже уехали, а я продолжал “сторожить ворота замка”. Что тоже, с одной стороны, выглядит странно, а с другой… Те возможности, которые были у меня в Перми и как у режиссера, и как у театрального деятеля, вряд ли были бы у меня где-то еще. В этот момент там сложилась — вообще это необычный город и необычный театр — уникальная ситуация. В управлении театром, в команде творческой. Мы делали какие-то невероятные вещи. Плюс признанный “феномен пермского зрителя”.
— Что вы можете сказать про пермскую армянскую диаспору, насколько она активна?
— В Перми осуществляет очень важную деятельность небольшое, компактное, но очень самоотверженное армянское землячество. Руководители нескольких крупнейших предприятий региона — армяне по происхождению. Армен Гарслян, Геворг Меграбян, Вагаршак Саркисян… При этом им принципиально важно, чтобы их продолжали идентифицировать с армянами. Там возникла воскресная армянская школа, издаются армянские книги, периодически мы проводили концерты, приглашали артистов. Совершенно роскошное было празднование столетия Арама Хачатуряна с большим симфоническим концертом, с открытием памятной доски. Потому что в эвакуации, как и многие великие люди, Арам Ильич был в Перми, и премьера “Гаянэ” состоялась в Пермском оперном театре. Там при мне уже началось строительство первой армянской церкви — уменьшенной копии храма Звартноц. Армянское землячество было также инициатором общих мероприятий других землячеств. Потому что Пермь — это такой слепок с России, это многоконфессиональный, многонациональный город, это перекресток всех культур. И при этом там никогда не было столкновений на этой почве. И мне было приятно понимать, что мои соотечественники являются одним из моторов вот этого правильного понимания сотрудничества, сосуществования и взаимопроникновения.

Елена Князева
Пермская деловая газета
Business Class