Славный пес, бегущий краем поля

Архив 201325/06/2013

Из всех видов фауны самой важной для нас является собака. Задумываясь о происхождении человека, автор, бывало, ставил ее впереди обезьян. По целому ряду причин, включая унаследованную страсть собачиться (одновременно с привычкой обезьянничать), а также устойчивое представление о том, что живем в “собачьем мире”.

Собачий мир Швейцарской Конфедерации заметно отличается от аналогичного в Республике Армения, и если спросите, чем наши горлохваты лучше своих субтильных альпийских братьев, то вот вам ответ: решительностью, хваткой, умением сбивать противника как с ног, так и с толку. Браво! Все — в актив армянского подвида кавказской овчарки, известной кинологам под названием “Гампр”. Об этом и заметка, а поводом стал выложенный в Интернете сюжет телестудии “Ширак-кентрон” с сочным рассказом и живописным показом уникального собачьего питомника.
Здесь, в предгорьях Ширака, житель села Спандарян Эдик Кюрегян восстанавливает популяцию и делает бизнес на продаже знаменитых армянских гампров, которые, так кажется автору, не только на лицо прекрасные, но и добрые внутри, пусть даже гуманизм волкодавам категорически противопоказан. Но не в том дело. Дело в другом.
Рассказывая о своих питомцах, Эдуард вывел их за ворота дома, а дальше куда ни глянь, где по колено, а где по пояс чертополох-трава, невесть как выросшая на белесой и густо утыканной камнями земле. От порывов ветра, заставлявшего серо-бурые заросли сгибаться и ходить волнами, микрофон репортера сильно фонил, но, оказалось, что именно этого автору и не хватало.Почти забытого, но вдруг, непонятно откуда и как вспыхнувшего внутри ощущения силы, молодости и единения с природой, точнее — с родной землей.
Отчего это? От старенького микрофона и не так, чтобы слишком современной камеры, донесших до ушей и глаз полузабытые картинки и звуки. Это когда идешь по полю, косогору, равнине, степи и балдеешь от бьющих в нос и сбивающих с ног ароматов разнотравья. Они дурманят, пьянят, перехватывают дыхание, а вобравший тепло земли ветер забивается за ворот, треплет-полощет рубашку и ты, пусть с трудом, но, не боясь, вдыхаешь в себя это чудо, хотя, кажется, еще один порыв — и легкие не выдержат, пойдут клочьями, разорвутся, но ничего подобного — каким-то образом вновь переводишь дыхание и продолжаешь идти дальше, навстречу ветру, понимая, что если вдруг он кончится и затихнет, то затихнет и кончится и это непередаваемое чувство слияния с природой. Родной природой.
А дальше, в бескрайнем мареве раздолья миражом возникает город, которого уже нет и никогда не будет — Ленинакан семидесятых-восьмидесятых. (“Все, что можешь вообразить — реально”, — говорил Пабло Пикассо, и это чистая правда). Но тут и воображать нечего, тут только вспоминать.
И вот, уйдя в прошлое, въезжаешь в город, не похожий ни на один другой не только в Армении — в мире. Не то чтобы особенными архитектурно-урбанистическими изысками, нет — невообразимым гостеприимством и непревзойденным юмором.
Были, конечно, в нем и градообразующие центры: Текстиль, Мясокомбинат, Депо и др. — для труда; Горка, кино, ДэКа, (Дом Красной армии), Каток и т.д. — для отдыха. Да еще много-много отменных на вкус заведений, где по утрам — хаш, ариса, кяла; хоровац, кябяб, тжвжик — круглосуточно.
Говорят: “Если китаец не ест и не спит, значит, он работает”. Про южнокорейцев: “Если не ест, не спит, значит, учится”. О гюмрийце можно сказать так: “Во сне, в труде иль в обороне всегда готов принять гостей”.

Декабрь 1988-го все сбил с прицела, разметал, уничтожил, а тут еще смена недоделанного социализма на недоношенный капитализм, одно наложилось на другое и дожало всех до упора. Кто уехал на время, кто остался дома, с омерзением взирая на новоявленную “знать”, пытающуюся перелицевать славный Гюмри в дикий Техас, кто уехал с концами.
Эдик Кюрегян остался. Нашел себе новое занятие — собаководство. Решил возродить армянских гампров — одну из древнейших пород кавказских овчарок. Информация по поводу. Существует более двух тысяч лет. Шерсть густая, окрас волчье-серый, бурый, палевый, рыжий и пестрый. Характер настойчивый, смелый и решительный. Недоверчив к посторонним. Без толку не лает, своих не предает. Пес, бегущий краем поля, на стыке с городом, который всегда в тебе.
Лозанна