Скажется ли провал “курдской инициативы” на перспективе урегулирования армяно-турецких отношений?

Архив 200917/12/2009

Турция вновь оказалась на грани гражданской войны. Абсолютный провал провозглашенной премьером Эрдоганом так называемой “курдской инициативы” привел к тому, что повстанцы ПКК вновь взялись за оружие.

Полная ответственность за последствия этого ложится на плечи политического руководства Турции, нагло обманувшего своих сограждан-курдов. Решение Конституционного суда о запрете Партии демократического общества, представляющего интересы курдского меньшинства, не может не отразиться на региональных процессах. На перспективу урегулирования армяно-турецких отношений этот шаг Анкары тоже непременно скажется.
С чисто правовой точки зрения принятое судом решение выглядит обоснованным. Ведь турецкие законы запрещают деятельность партий, основанных по национальному признаку. Можно, конечно, апеллировать к тому, что в партии состоят не только этнические курды, а членом ее парламентской фракции является чистокровный турок Акин Бирдал. Но это вряд ли кого-то убедит. В любом случае совершенно очевидно, что было принято вовсе не правовое, а исключительно политическое решение, имевшее цель пресечь попытки курдов самоорганизоваться и выступить в качестве единой политической силы. Наивным выглядит стремление Эрдогана откреститься от принятого решения. В интервью информагентству Рейтер премьер заявил: “Мы против закрытия партий. Мы придерживаемся мнения о том, что должны быть наказаны отдельные политические деятели, а не партии в целом”. У Эрдогана в Конституционном суде действительно нет большинства голосов, но сопартийцы премьера дружно голосовали за предложение генеральной прокуратуры о запрете партии. Кроме того, вовсе не случайно то, что суд вынес свой вердикт сразу после возвращения Эрдогана из Вашингтона. Турецкие правители вначале заручились гарантиями того, что реакция Белого дома не будет слишком уж жесткой, и уж только после этого санкционировали решение о роспуске ПДО. Таким образом получается, что Барак Обама помог турецкому руководству провалить провозглашенную Эрдоганом “курдскую инициативу”, целью которой было объявлено мирное, политическое решение проблемы. Поверив в искренность намерений правителей, курдские повстанцы готовы были сложить оружие и спуститься с гор. Сотни боевиков ПКК добровольно сдались властям и стали агитировать соотечественников в пользу политического диалога с правительством. Даже Осман Оджалан, родной брат находящегося в турецких застенках основателя ПКК, собирался уже отложить автомат и протянуть Эрдогану руку. Каким же было удивление курдских лидеров, когда на проявленную ими добрую волю Анкара ответила запретом Партии демократического общества. Таким образом, диалогу положен конец. Курды вынуждены были вернуть пули в патронники и снять автоматы с предохранителя. Война в горах возобновилась. Вновь потекла кровь.
Нас, армян, случившееся должно интересовать прежде всего по двум причинам. Заметим, что “курдская инициатива” была провозглашена Эрдоганом практически одновременно с реальными шагами правительства в армяно-турецком диалоге. По курдскому и армянскому вопросам премьер докладывал в меджлисе единым пакетом. Обе проблемы им были представлены в рамках декларированной его администрацией концепции мирного, политического урегулирования конфликтов. То есть “курдская инициатива” и армяно-турецкий диалог были частям единой программы. Эрдоган осознанно провалил реализацию “курдской” части этой программы, что, несомненно, сделало еще более туманными перспективы урегулирования отношений с Арменией. Ясно, что после случившегося у Еревана резко поубавилось доверия к Анкаре. Сам собой напрашивается вопрос — если Эрдоган запросто может позволить себе “кинуть” своих сограждан-курдов, что ему стоит сделать то же самое в случае с армянами?
Вторая причина, заставляющая нас внимательно следить за углублением политического кризиса в соседней стране, связана с тем, что Партия демократического общества в последнее время активно позиционировала себя как проармянскую политическую силу, готовую представлять интересы не только курдского меньшинства, но и армянской общины Турции. В лице тех двух десятков депутатов, которые представляли ПДО в меджлисе, Армения могла бы иметь потенциальных партнеров. Напомню, в декабре прошлого года депутат от ПДО Осман Осцелик с трибуны парламента предложил осудить организованный младотурками геноцид и публично попросил у армян прощения. Месяц назад на эту же тему высказался курдский депутат Салахетдин Демирташ. “Чтобы поверить в искренность турецких властей, необходимо, чтобы в книгах по истории была отражена резня армян. Турецкие власти не делают ничего, чтобы положить конец враждебности, испытываемой турками к армянскому народу”, — сказал он. При этом Демирташ призвал правительство отказаться от попыток увязывать ратификацию армяно-турецких протоколов с урегулированием карабахского конфликта. Если бы не роспуск Партии демократического общества, можно было бы не сомневаться в том, что члены ее фракции голосовали бы за ратификацию соглашений без предварительных условий.
Пока еще не ясно, что станет с мандатами, принадлежащими партии. Основатель ПДО Ахмед Тюрк заявил, что депутаты откажутся от мандатов. Но возможен и другой сценарий. Согласно решению Конституционного суда, 37 лидеров партии в течение пяти лет не будут иметь права заниматься политической деятельностью. Среди них лишь два депутата — сам Ахмед Тюрк и его заместитель Айсел Тоглук. Стало быть, остальные 19 курдских депутатов могут остаться в парламенте, сменив флаг. Для того чтобы зарегистрировать новую фракцию, необходимо как минимум 20 мандатов. Независимый депутат из Стамбула турок Уфус Урас, не раз выступавший с осуждением геноцида армян, выразил готовность присоединиться к 19 курдским парламентариям и помочь им сохранить присутствие в меджлисе. По сведениям турецких СМИ, деятели распущенной ПДО приняли предложение о вступлении в зарегистрированную не так давно партию “Мир и демократия”, под крышей которой и продолжат свою деятельность. Так что голоса проармянски настроенных курдских депутатов, возможно, сохранятся.

Напомню, Конституционный суд Турции однажды уже выносил вердикт о запрете курдской партии. Речь о Партии демократии, которая была предшественницей ПДО. Смена названия не создала особых проблем. Но на этот раз курдам уже есть что терять, так как решение суда предполагает также национализацию всего имущества ПДО. Под угрозой оказалась деятельность органов местной власти в 27 городах, мэрами которых являются члены курдской партии. Однако практика показывает, что запрет партий никогда не позволял правителям решать беспокоящие их проблемы. ПДО 27-я по счету партия, распущенная за последние 40 лет. В 2001 году была распущена Партия благополучия, предшественница ныне правящей Партии справедливости и развития. А в прошлом году Конституционный суд пытался запретить и саму правящую партию. Все это является весьма наглядным свидетельством реального уровня демократии в современной Турции.