Швейцария приоткрыла дверь

Архив 201721/02/2017

В не делающей ни шагу без референдумов Швейцарии прошел еще один: о смягчении жестких правил получения гражданства. По предварительным данным, около пятидесяти пяти процентов его участников почин поддержали, но тем, кто мечтает, не напрягаясь, получить паспорт гражданина Швейцарской Конфедерации, радоваться рано.

 

Послабления так себе. Касаются они лишь иммигрантов третьего поколения – то есть внуков тех, кто живет в стране давным-давно. Родиться, чтоб получить по факту гражданство Швейцарии, по-прежнему невозможно (автор знает это по двум своим внучкам, родившимся в Лозанне, что зафиксировано в свидетельстве о рождении, и это все).

Отчего такой большой спрос на жизнь в Швейцарии? Успех небольшой даже по европейским меркам страны (сорок одна с небольшим тысяч квадратных километров) подтверждает ту истину, что значимость государства измеряется не квадратными километрами, а количеством проживающих в нем светлых голов. Людей, умеющих трудиться чуть ли не лучше всех на свете: в банках, на производствах по изготовлению часов, сыров и шоколада – тьма, но эти знаковые для Швейцарии продукты лишь верхушка айсберга. Главное в Швейцарии – наука. О ней чуть ниже, а пока о том, чем еще хороша (а для кого и не очень) страна Швейцария.

Из того, что могло бы раздражать. Размеренная, отлаженная до упора жизнь, где все тикает с точностью знаменитых «PATEK PHILIPPE». Гуляя по улице, увидишь десятки отмытых до блеска собак и ни одна из них не позволит себе не то чтобы гавкнуть, а даже посмотреть на тебя косо. Все пресновато, планомерно, без бодрого куража типа прыжков в ширину. Для истинного швейцарца, наверное, в самый раз, но как быть, к примеру, кавказскому (испанскому, итальянскому) человеку? Им может стать не по себе. Как в случае с автором, оказавшимся с месье Вержаном, домовладельцем из Лозанны, в бункере для сбора мусора. Месье Вержан стоял в по аптечному чистом и благоухающем парфюмом помещении и в глубокой задумчивости вертел в руках зонтик. Зонтик предстояло выбросить, и все бы хорошо, если бы предназначенный на выброс предмет был сделан из однородного материала — а тут тебе и ткань, и металл, и дерево, да еще пластмасса в придачу. Между тем под стенами стояли контейнеры, на которых черным по белому: «Ткань», «Металл», «Дерево» «Стекло». Пластмасса почему-то отсутствовала. Расчленив зонт по всем правилам, месье Вержан никак не мог решить, куда опустить не учтенную контейнерами составляющую. Нам бы их заботы…

…Более пятидесяти процентов исследователей, работающих в местных университетах и институтах, — иностранцы. «Наша высшая школа на протяжении многих десятилетий поддерживает традицию высокой мобильности научных кадров, — говорил на встрече с журналистами бывший министр внутренних дел Ален Берсе. — Благодаря этому Швейцария, такая маленькая страна, может эффективно развиваться в условиях жесткой международной конкуренции. Именно поэтому правительство ставит главным приоритетом политики обеспечение всех условий для нормальной работы иностранных ученых».

Почему о науке так много? Потому что следующий референдум – а в Швейцарии без него никак – может всенародно постановить: предоставлять гражданство прежде всего тем, кто преуспел в своих занятиях наукой, и только после — внукам тех, кто живет в стране давным-давно. Но сдавать экзамен по культуре и истории страны, а также прожить в ней не менее десяти лет придется во всех случаях. Относительно легче с получением вида на жительство. Но и тут нужен документ, подтверждающий прием на работу, да еще надо жить в стране большую часть года.

Швейцария – самая закрытая страна в Европе и оформить даже вид на жительство там очень непросто. Поласковее относятся к жителям стран Евросоюза (в этом смысле граждане стран Балтии могут считать, что им повезло), к тем же, кто в Союз не входит, отношение строгое – вход только при наличии важных экономических, культурных или социальных оснований.

Доказывать свою «важность» дело нервное и долгое. Не очень весело также жить с видом на Альпы двенадцать лет беспрерывно, а что дальше, никто не скажет. Поживут – увидят. Проблема еще в том, что каждый швейцарский кантон решает вопрос по-своему, но как бы там ни было, красный паспорт с белым крестом ежегодно получают около сорока тысяч иностранцев. Правда, после внесенных поправок с нынешнего года эта величина заметно поубавится.

Все ли счастливы в благословенной Швейцарии? Вопрос, на который автор ответить не сможет. Тот случай, когда каждый решает за себя и никому об этом не говорит.