Штрихи к истории Панамского канала “Армения” встала на якорь. Впервые

Архив 200901/08/2009

Часто можно слышать набившую оскомину фразу: мол, обо всем можно разузнать за минуту-другую в интернете, а посему нет смысла делать исторические экскурсы, освежать в памяти тот или иной факт.

Вот и основатель и владелец корпорации “Майкрософт” мультимиллиардер Билл Гейтс признается, что его дочь в школу не носит учебников. Ей их заменяет миниатюрный компьютер. В будущем, оказывается, большая настольная машина превратится в маленький терминал, расположенный внутри стола. Он, этот самый терминал, сможет не только запросто понимать команды своего пользователя, но и распознавать предметы, лежащие на поверхности стола. Так что мисс Гейтс может быть спокойна. Любая информация теперь, как манна небесная, будет падать с неба и прямо влезать в голову. Завтра, получается, уже не только учебников не надо будет выпускать, но и, по логике вещей, учителей не надо будет готовить. А пока наши дети тащат за спиной по целому пуду книг и тетрадей, давайте воспользуемся старым методом и на подступах к Панамскому каналу хоть немного поговорим об истории. Она стоит того.
О ней надо знать хотя бы потому, что впервые в истории через Панамский канал пройдет судно “Армения” с армянским флагом. Начнем с того, что первым довольно обстоятельно исследовал Панаму сам Колумб во время своего четвертого плавания 1502 года. Никто тогда не знал, что речь идет о самом узком участке перешейка, соединяющего Северную Америку с Южной. Бедный Колумб не знал, конечно, что достаточно было пройти всего лишь каких-то 80 километров, и он оказался бы в Тихом океане. А оттуда рукой подать до его заветной Индии. Но ведь он не знал и того, что земля круглая. Шар. Об этом человечество на практике узнает лишь через двадцать лет, когда Магеллан совершит первую в истории кругосветку. Исходя из аксиомы, что история капитально помнит только “первого” и “впервые”, напомним, что первым среди европейцев прошел пешком Панамский перешеек и увидел Тихий океан Васко Нуньес Бальбоа в 1510 году. Сегодня именем этого человека назван порт на Тихоокеанском побережье Панамы и денежная монета страны.
История страны изобилует драматичными страницами, но вот история самого канала — чистая трагедия. В самом прямом смысле этого слова. По крайней мере первая попытка прорыть, построить канал оказалась тщетной и привела к гибели около двадцати тысяч человек. Здесь не раз вспоминали одного мудрого человека, который еще в ХVI веке наотрез отказался дать “добро” на строительство канала. Это был испанский король Филипп II, который произнес сакраментальное: “То, что Бог соединил, человек разъединить не должен”. Пусть факт цитирования этой сентенции не воспримут за какое-то проявление патриархальщины с моей стороны. К строительству канала вернулись только в начале XX века, а 12 июня 1920 года состоялось его торжественное открытие. С тех пор по каналу прошли около миллиона судов. Ежедневно он пропускает до пятидесяти больших и малых плавсредств. Экономические выгоды фантастические. Чего не скажешь об экологии. Вот цитата из источника, рассказывающего о последствиях эксплуатации канала: “Реки загрязняются сельхозотходами, которые наносят вред рыбным ресурсам. Специфика эксплуатации вынуждает увеличить приток рабочих рук, что в свою очередь приводит к бесконтрольной вырубке тропических лесов, к деградации земли, к смыву плодородного слоя земли”. Судя по всему, перспектива будет еще более мрачной. Китайские бизнес-структуры приступили к реализации гигантского проекта модернизации канала, который сможет пропускать нефтетанкеры с водоизмещением почти в полмиллиона тонн. Это нужно для увеличения поставок венесуэльской нефти в Китай. А произойдет это в 2014 году.

Пока же мы 26 июля, в воскресный день, вошли в бухту Панамы. Хорошо помню этот миг. Именно в это время наш кок Самвел Саргсян громко позвал экипаж к обеду. А капитан так же громко отпарировал: “Не успеем. Мы даже не знаем, где причалимся!”
Причалились контрабандно в заброшенном яхт-клубе. Глядя на оголенные бетонные причуды с торчащими железными кнехтами, за которые в свое время крепились множество яхт, можно было догадаться, что пространство это выкупила гигантская контейнерногрузовая служба. Ибо на всем побережье яблоку негде упасть. Контейнеры, стоящие стеной, закрывают небо, словно небоскребы. Тотчас же шустрые, юркие, ловкие наши севанцы Мушег и Ваагн, как только завершилось причаливание, побежали к кокосовым пальмам, стоящим перед самой контейнерной стеной. Вскоре они вернулись, неся с собой с десяток огромных кокосов, и взялись секачом их чистить, если не сказать, рубить. Первое, что сделал Арик — сиганул с борта в воду, и вскоре его уже не было видно. Он вот так в свои без малого семьдесят лет каждый раз уплывает на пару миль от судна, и мы хорошо знаем, что долго будем его ждать. Вернулся он через час, и по всему было видно, что он ничуть не устал. Это он по паспорту старый человек, а так — вполне молодой. Я, Ваагн и Мушег барахтались у судна. Арик после своего “терренкура” еле успел подняться на борт и привести себя в порядок — ему ведь надо провести “дипломатическую” встречу с представителями знакомой нам до боли японской фирмы “Янмар”: перед входом в канал нам надо заменить один блок мотора — водяную помпу.
Как утверждают те, кто уже проходил через канал, самое интересное, муторное и нудное впереди. Это оформление документов и прохождение через сложную систему канала. И если не повезет, то нам придется отдать якорь и проторчать на рейде как минимум день-два. Так и случилось. Не повезло. Отдали-таки якорь. Ничего не поделаешь. Не мы одни страдаем.
Зорий БАЛАЯН
P.S. Пока готовился номер, в редакцию “НВ” позвонил Зорий Балаян и сообщил, что терзания завершились и “Армения прошла Панамский канал и плавно выплыла в Тихий океан.