“Шрам” Фатиха Акина — тропинка к примирению двух народов

Архив 201414/10/2014

Как известно, в Германии имеется одна из самых больших турецких диаспор. Именно в этой европейской стране сложилась так называемая “новая турецкая интеллигенция”, которая отличается “передовыми взглядами”. В числе таких деятелей можно назвать и кинорежиссера Фатиха Акина.

Фатих Акин на прошедшем Венецианском фестивале представил свой фильм “Шрам”, который вызвал большой резонанс в мире кинематографа. “Шрам” — совместная продукция нескольких европейских продюсеров. Ведущую роль в этом списке играют и российские продюсеры, в частности, Рубен Дишдишян и Арам Мовсесян, пишет russia-armenia.info. В своем интервью Дишдишян рассказал о том, как получил приглашение стать сопродюсером турецкого фильма, о своих впечатлениях после встречи с Фатихом Акином и о планах на будущее.
По его словам, ему позвонил режиссер Карл Баумгартен и попросил прочитать сценарий фильма, затрагивающий геноцид армян. Выбор Баумгартена не был случайным, так как французские и немецкие продюсеры целенаправленно искали коллег-армян, чтобы скорректировать сценарий, учитывая и возможные пожелания армянской стороны. Рубен Дишдишян и Арам Мовсесян исправили фактические неточности и ошибки, после чего в Риме состоялось подписание договора. По словам продюсера, перед первой встречей с турецким режиссером он заметно волновался.
“Фатиха Акина не только в Германии, во всей европейской киноиндустрии знают очень хорошо. Он один из ведущих режиссеров, его фильмы отмечены многочисленными призами престижных международных фестивалей. Фатих не только талантливый режиссер, но и сильный человек, который сделал очень мужественный шаг. Он проложил тропинку к сложному пути примирения двух народов. Оценит ли Турция данный шаг, это уже иной вопрос”, — говорит Дишдишян.
События, происходящие в фильме “Шрам”, начинаются с города Мардин, что сейчас находится на юго-востоке Турции. Этот город до геноцида армян 1915-1921 гг. был населен преимущественно армянами, которые владели финансовыми, культурными, образовательно-просветительскими учреждениями. Все имущество армян было конфисковано, а в живых из армян не осталось почти никого. А Мардин из суетливого и красочного города превратился в обычный курдский город с консервативным укладом жизни. По словам Рубена Дишдишяна, в частной беседе с Фатихом они затрагивали события прошлых лет. В первые дни общения турецкий режиссер старался не называть события тех дней геноцидом и повторял официальный тезис турецких властей “была война и все граждане Турции стали жертвой этой войны”. Спустя некоторое время взгляды Фатиха резко изменились, о чем он сам признается в своих интервью: “Победить страх перед словом “геноцид” мне помогла книга журналиста Гасана Джемаля “1915 год. Геноцид армян” (внук одного из идеологов геноцида армян. Несколько лет назад он посетил Армению и возложил цветы к Вечному огню памяти жертв геноцида 1915 г. — “НВ”). До этого я пытался избегать употребления этого слова при обсуждении тех событий. Но, кажется, день ото дня становится легче говорить на эту тему. Табу десятилетней давности сегодня становится слабее. Есть немало турок, которые признают это, и их каждый день становится больше…”
“В Гамбурге Фатих Акин устроил для нас показ “Шрама”. Фильм затрагивает историческое прошлое двух народов и вполне отражает эпоху того времени. Картина эмоциональна, однако в непринудительной форме заставляет зрителя почувствовать переживания и ощущения людей, оказавшихся на грани истребления”, — отмечает Рубен Дишдишян.
Примечательно, что отец турецкого режиссера является приверженцем ультранационалистических идей, и поначалу турецкий режиссер боялся показать фильм консервативному отцу. А в Венеции Акин ходил с охраной и получал угрозы со стороны турецких националистов и исламистов. Однако к удивлению самого режиссера, его отец после просмотра фильма одобрил картину. Данный факт позволил Фатиху Акину более усердно представлять фильм на разных международных площадках и экранах мира. В кинотеатрах Турции власти страны показ фильма запретили.
События начала XX века затронули многих армян мира. Для семьи Дишдишян геноцид — личная трагедия. Родня продюсера по отцовской линии происходит из Западной Армении, из города Зиле. Почти все родственники по отцовской линии были истреблены, в Зиле турецкое государство поселило своих подданных из острова Крит и Балкан. Удивительным образом сталкиваются семейные судьбы армянского продюсера “Шрама” Рубена Дишдишяна и турецкого режиссера Фатиха Акина. Семья Дишдишяна вынуждена была покинуть родовой очаг, город Зиле, а семья Акина обрела новый очаг в бывшем армянском городе.
“С Фатихом мы будем сотрудничать и дальше. Тем более с его стороны также есть заинтересованность в продолжении диалога с нашей диаспорой через кинематограф. Сейчас турецкий режиссер контактирует с армянами Франции и в планах налаживание отношений с представителями творческой интеллигенции Армении”, — отметил российский продюсер.
Граница между Турцией и Арменией по-прежнему остается закрытой. Анкара и Ереван не имеют официальных отношений. И только представители творческой интеллигенции делают осторожные попытки создания доверительной атмосферы между сторонами. Фильм “Шрам” — еще одна попытка продемонстрировать интерес к историческому прошлому, понять и переосмыслить события столетней давности. В конце концов, раны заживают, а шрамы остаются.
Арман АКОПЯН