Шотландцам можно, карабахцам нельзя?

Архив 201016/02/2010

Шотландия уже в этом году может провозгласить независимость. Глава правительства этой автономной британской провинции Алекс Салмонд заявил о том, что в ближайшее время вынесет на рассмотрение регионального парламента закон о референдуме по вопросу отделения края от Объединенного Королевства. Референдум он предлагает провести до конца этого года. Лондонские правители, желающие, конечно же, сохранения целостности королевства, готовы признать, что право шотландцев на самоопределение все-таки должно быть приоритетным. Это весьма примечательно, если иметь в виду, что в случае с Карабахом официальная позиция официального Лондона почему-то иная.

Хотя шотландцы, давшие миру таких гигантов, как Вальтер Скотт, Роберт Стивенсон и Адам Смит, почти напрочь забыли свой родной кельтский язык и давно уже говорят на языке метрополии, здоровый национализм у них в крови. Движение за самостоятельность от английского престола до недавних пор не было массовым. Но в начале 90-х годов прошлого века идеи самоопределения завладели сердцами и умами большинства потомков Скотта, Смита и Стивенсона. В 1999-м после 160-летнего перерыва был сформирован парламент Шотландии, которая фактически обрела автономию. Холируд (так называется законодательный орган) имеет верховную власть в вопросах, касающихся юстиции, здравоохранения, образования, культуры. “Сепаратистам” даже удалось добиться введения в обращение собственной национальной валюты. (Шотландский фунт стерлингов имеет хождение наряду с английским и обязателен к приему в качестве денежной единицы на всей территории края.) Ну а главным символом шотландской автономии является, конечно же, национальная сборная по футболу, которую ФИФА и УЕФА признают как команду, представляющую государство. Экономическая концепция шотландской независимости достаточно прочна. Если в середине прошлого века шотландские националисты говорили, что смогут продержать страну одним лишь виски (подобная вульгарная трактовка в свое время была популярна и у нас, когда новоявленные политиканы утверждали, что продержат Армению одним лишь коньяком), то сейчас дело обстоит иначе. После того как на шотландском шельфе были обнаружены гигантские запасы нефти и газа, идея независимости стала обретать все более отчетливые очертания. Эдинбургские правители хотят сами распоряжаться прибылью от экспорта углеводородов.
В авангарде движения за независимость оказалась Шотландская национальная партия. Провозглашение государственного суверенитета стало главным пунктом ее предвыборной программы. В 2007 году партия одержала победу на местных выборах и, создав коалицию, сформировала правительство, декларировавшее своей целью выход из состава Великобритании. Первый министр Шотландии — он же лидер Национальной партии — Алекс Салмонд уже тогда пообещал, что до конца 2010 года проведет референдум о независимости. Но в 2007-м ситуация для провозглашения суверенитета была куда более подходящей, чем сейчас. Тогда 45 процентов шотландцев безоговорочно выступали за отделение от Объединенного Королевства. Еще 18 процентов были сторонниками независимости с определенными оговорками. Результатом международного финансового кризиса и пропагандистских усилий Лондона стало то, что сейчас количество убежденных сторонников отделения сократилось до 38 процентов. Однако число людей, которые готовы довольствоваться нынешним статусом Шотландии в составе Королевства, тоже уменьшилось. Согласно данным социологических опросов, меньше четверти жителей провинции считают, что незачем стремиться к расширению самостоятельности. Таким образом, большинство опрошенных хотят, чтобы их край расширил автономию, но окончательно не порывал с Британией. В то же время лишь 10 процентов респондентов уверены в том, что Шотландия в ближайшее время станет независимым государством, признанным мировым сообществом. 28 процентов опрошенных полагают, что это произойдет, но не так скоро, как им этого хотелось бы. При всем при этом 58 процентов шотландцев настаивают на том, что референдум о независимости провести все-таки следует.
Впрочем, референдумом о независимости предстоящий плебисцит называть, видимо, не так уж корректно. Ведь на голосование выносится не только выбор между суверенитетом и сохранением целостности Королевства, но и еще два варианта ответа, предполагающих расширение автономии. Алекс Салмонд предлагает шотландцам определиться — допустимо ли сохранять нынешний статус-кво, нужно ли провозгласить полную независимость, целесообразно ли добиться большей самостоятельности или следует создать с Великобританией ассоциированные отношения, уступив Лондону лишь сферу внешних сношений и обороны? Сам глава правительства глубоко убежден, что реальной альтернативы полному суверенитету нет и что он сумеет убедить в этом соотечественников.
Англичане, конечно, не в восторге от нахлынувшей на остров волны сепаратизма. Они с прискорбием замечают, что вирус самоопределения перекинулся уже с Шотландии на Уэльс, где тоже говорят о необходимости расширения полномочий местного парламента. Но при всем неприятии сепаратизма как такового в Лондоне тем не менее готовы смириться с волей шотландцев, какой бы она ни была. Если британские правители и борются против отделения провинции, то цивилизованными и демократическими способами, применяя метод пряника, но никак не кнута. Правительство Объединенного Королевства предприняло немало изощренных мер, направленных на то, чтобы понравиться шотландцам. В Лондоне решили увеличить дотации регионам и даже согласилась уступить шотландцам реальные бразды правления всей Великобританией. Ведь явно не случайно, что два последних британских премьера — Тони Блэр и Гордон Браун — шотландцы. Но и это не остановило свободолюбивых северян. Сейчас все надежды Лондона на то, что удастся провалить принятие закона о референдуме в региональном парламенте, где у сторонников независимости нет прочного большинства. Для созыва референдума Алексу Салмонду нужна будет поддержка Партии зеленых и еще 16-и колеблющихся независимых депутатов. Именно с ними сейчас ведут кулуарную работу эмиссары, засланные в лондонскую Даунинг-стрит. В то же время пропагандистская машина, работающая на центральное правительство, использует испытанные способы дискредитации “сепаратистов”, обвиняя их в финансировании извне. Повод для подобных претензий дал египетский миллиардер Мохаммед аль-Файед, отец покойного жениха принцессы Дианы Доди аль-Файеда. Он почему-то решил, что вправе агитировать шотландцев за независимость. Мохаммед аль-Файед пообещал, что в случае отделения от Британии вложит в экономику нового государства гигантские инвестиции. При этом заявил, что готов стать первым президентом независимой Шотландии.
Для нас главный вопрос в следующем: отразится ли возможное отделение Шотландии на процессе карабахского урегулирования? Если большинство населения провинции на референдуме выскажется за государственный суверенитет и королева признает право шотландцев на самоопределение, это будет очень важный прецедент для Арцаха. Следует обратить внимание на тот факт, что в Лондоне и в голову никому не приходит требовать, чтобы референдум проводился не только в самой Шотландии, но и на территории всей Великобритании. Следовательно, утверждения официального Баку о том, что для обретения Карабахом независимости необходимо якобы согласие народа Азербайджана, больше не будут восприниматься всерьез. Случай с Шотландией наглядно иллюстрирует заметную по всему миру общую тенденцию, свидетельствующую о приоритетности права нации на самоопределение.
Только в одной Европе почти десяток стремящихся к самостоятельности регионов шаг за шагов приближаются к обретению государственного суверенитета. В 2008 году в Гренландии состоялся референдум, на котором 75 процентов граждан высказались за статус, мало чем отличающийся от независимости. Правительство Дании с этим согласилось. 13 декабря прошлого года плебисцит был проведен в Каталонии. Свыше 90 процентов участников опроса высказались за отделение края от Испании, что дало местным политикам право требовать созыва официального референдума. Вероятно, он состоится уже в будущем году. В 2012-м референдум о независимости состоится на Фарерских островах, которые уже сейчас почти вне контроля Копенгагена. До 2018-го референдум об отделении от Франции будет организован на островах Новой Каледонии. Выхода из-под влияния Парижа требуют и жители острова Мартиника, что в Карибском море. В большинстве упомянутых случаев бывшие метрополии готовы уважать выбор бывших колоний и считаются с их правом на самоопределение. Так почему тогда мировое сообщество, признающее права шотландцев, каталонцев, басков, гренландцев, фарерцев, каледонцев, мартиниканцев, эритрейцев, тиморцев, косоваров, не желает смириться с тем, что народ Карабаха давно уже самоопределился и не собирается менять свой выбор?