Шотландия сказала “нет” независимости

Архив 201420/09/2014

Лондону помог “план Б”

Говорят, нет народа, который не стремился бы к независимости. Итоги шотландского референдума не то чтобы свидетельствуют против этой “формулы”… Скорее, о том, что тернистый путь независимости не всем “по зубам”, идти на жертвы ради свободы могут лишь сильные народы. Страдать, бороться, отбросив в сторону меркантильные расчеты, — это дорогого стоит. Но для этого надо быть арцахцем. По духу… 

Исторический референдум по вопросу о независимости Шотландии состоялся и прошел в совершенно спокойной и деловой обстановке. Для голосования зарегистрировались 4,3 млн избирателей при совокупном населении региона в 5,3 млн человек. Сторонники независимости разочарованы — большинство шотландцев предпочли сохранить унию с Англией.

 

Официальные данные по явке свидетельствуют, что активность шотландцев по сравнению с британскими или европейскими выборами побила все рекорды. Для голосования зарегистрировались 97% процентов жителей края, явка достигла 90%. Первый министр правительства Шотландии, он же лидер Шотландской национальной партии Алекс Салмонд признал поражение. “За независимость проголосовали более 1,6 млн шотландцев (46%), но этого оказалось недостаточно, — заявил он. — Я склоняюсь перед волей народа и призываю всех сделать аналогичный шаг”. Салмонд также выразил надежду, что официальный Лондон выполнит свои обещания о расширении полномочий шотландских властей. Последняя фраза многое объясняет. За неделю до голосования, когда положение стало критическим, Лондон пустил в оборот так называемый “план Б”. Согласно этому плану, шотландская автономия заметно расширится, Эдинбург получит практически неограниченные права в социальной, налоговой, финансовой областях. Эти обязательства были подробно доведены до всех граждан, которые решили, что от добра добра не ищут. То есть лояльность шотландцев была достигнута не “огнем и мечом”, а экономическими преференциями.

…Независимо от результатов референдума, свободное волеизъявление шотландцев является примером реализации принципа равноправия и самоопределения народов, заявил глава МИД Эдвард Налбандян. “В любой стране, где уважаются права человека и демократические свободы, не может не уважаться принцип волеизъявления народов”, — подчеркнул министр. “Мы внимательно следим за событиями в Шотландии, и я считаю, что это важное событие в истории национального самоопределения”, — заявил пресс-секретарь президента НКР Давид Бабаян. По его словам, самое примечательное — это то, что англичане и шотландцы решают свои вопросы цивилизованным образом, Шотландии предоставлена возможность свободного самовыражения. “Центральная власть Великобритании никоим образом не мешала проведению референдума. Лондон приводил аргументы в пользу сохранения единства, но никакого давления не оказывал. В этом смысле Великобритания может выступать в качестве примера”, — сказал Бабаян. Также, по его словам, хотя шотландский референдум и будет использоваться в ряду других прецедентов, но тут есть нюанс: “Арцах уже самоопределился, у нас есть проблема признания нашего самоопределившегося, сформировавшегося государства”.

 

The Guardian: Мужчины хотели уйти вместе со своей

Шотландией, женщины — нет

Как и исход битвы при Ватерлоо, исход битвы за Шотландию висел на волоске. Последствия прозвучавшего в четверг “нет” будут огромными, хотя последствия положительного ответа были бы еще больше.

В первую очередь голосование против независимости означает, что существующий уже 307 лет союз выживет. Это в свою очередь означает, что Британия сохранит место в “Большой семерке” и в Совете безопасности ООН. Кроме того, это значит, что Шотландия получит больше автономии. Что Дэвид Кэмерон не лишится своего поста. Что если в следующем мае будет сформировано правительство во главе с Эдом Милибэндом, оно будет иметь шансы продержаться полный срок, не оказавшись без поддержки большинства к 2016 году, когда шотландцы покинули бы Британию. Наконец, это значит, что социологи были правы, что Мадрид будет спать немного спокойнее и что утром после референдума банки откроются как обычно.

При этом случившееся несет для нас немало уроков. Во-первых, разрыв был невелик, но победа была определенной — примерно 54% на 46%. Это не настолько хороший результат, как можно было надеяться пару месяцев назад, но он явно лучше, чем результаты последних опросов. Во-вторых, союз спасли женщины. Судя по опросам, мужчины определенно предпочитали “да”. Кампания за независимость была в некотором смысле мужской. Мужчины хотели уйти вместе со своей Шотландией, женщины — нет. В-третьих, у голосования была явная классовая подоплека. Богатая Шотландия предпочла союз, поэтому в некоторых традиционно поддерживающих Шотландскую национальную партию (ШНП) областях многие выбрали вариант “нет”. Сравнительно бедная лейбористская Шотландия склонялась к “да”, и в результате Глазго, Данди и Северный Ланаркшир оказались в лагере сторонников независимости.

Некоторым шотландцам исход референдума позволит всерьез вздохнуть с облегчением, некоторых всерьез приведет в отчаяние. У тех, кто мечтал, что ответ “да” приведет шотландцев в страну, текущую нефтью, молоком и медом, настроения будут мрачными. Перспектива, которую тысячи шотландцев считали радостной и хотели увидеть, исчезла. Разочарование будет жестоким и сокрушительным. Других — большинство — ждет радость, смешанная с тревогой. Голосование показало, что Шотландия “разделена сама в себе”, причем примерно поровну. Исцеление будет непростым и небыстрым. Флагами сейчас лучше не размахивать.

Теперь ключевой политический вопрос будет решаться в Лондоне. На прошлой неделе Гордон Браун пообещал, что в пятницу начнется работа над условиями новой деволюции. В последние несколько дней было слишком много адреналина и налитых кровью глаз, поэтому все сейчас чувствуют себя истощенными, и такие обещания могут оказаться опрометчивыми. Однако к концу следующего месяца проект должен быть готов. Примирить все интересы — интересы шотландцев, англичан, валлийцев, североирландцев, интересы на местном уровне — будет трудно. Но это эпохальный шанс. Этот план, как некоторые банки, слишком велик, чтобы рухнуть.


“Шотландская кампания

продолжается,

мечта не умрет никогда”

После того как были объявлены результаты референдума, лидер шотландских националистов Алекс Салмонд ушел в отставку. Он заявил журналистам, что покидает пост первого министра (главы регионального правительства) Шотландии, а также лидера Шотландской национальной партии (ШНП).

“Шотландская кампания продолжается, мечта не умрет никогда”, — отметил Салмонд, признавая проигрыш националистов на плебисците.