Шифровки на грабаре

Архив 200903/09/2009

Сегодня в Восточном Беверланде, в селениях у побережья и в райцентре Стинбеген легко встретить людей, утверждающих, что их отцы или деды были армянами и у них есть второе армянское имя.

Более того, у многих жителей региона в быту доминируют армянские обычаи, а в разговоре звучат отдельные армянские слова, иногда очень забавно переиначенные.

А началось все в 1941 г., когда по приказу Гитлера немецкое командование стало формировать из советских военнопленных национальные вооруженные формирования, получившие через год статус “равноправных союзников” Германии.
Армянские подразделения недолго находились на Восточном фронте. Уже в 1943 году они были направлены на другой конец для охраны Атлантического вала в Нидерландах и во Франции.
В числе этих подразделений был и 812-й армянский стрелковый батальон, состоящий из 901 армянина и 58 немцев. Он был сформирован из армян-военнопленных в Польше в ноябре 1942 года и сразу же направлен в Нидерланды. Интересно, что батальон имел своего священника, который регулярно проводил духовные мероприятия, а солдатский контингент аккуратно отмечал все национальные и христианские праздники.
Голландское население до сих пор с теплотой и любовью вспоминает армянских солдат: “Они не были оккупантами, не были похожими на высокомерных грузин или немцев. Доброжелательные и спокойные люди, которых можно было просто пригласить на ужин или чашку чая. И хотя имелись трудности с общением, они понимали нас, а мы их с полуслова”, — с улыбкой вспоминает 86-летний Диррих ван Гус.
Местные жители говорят, что были случаи женитьбы армянских солдат на голландских девушках, причем последние часто принимали григорианское вероисповедание и получали армянское имя.
После высадки союзников в Нормандии летом 1944 г. ситуация в корне изменилась. Один за другим на передовую начали направляться армянские вооруженные формирования, которые понесли тяжкие потери.
В составе 812-го батальона, согласно архивным материалам голландского партизанского движения и донесениям НКВД, действовало антифашистское подполье, основы которого были заложены еще в Польше, когда после ареста и расстрела некоторых советских активистов из 808-го батальона основная часть личного состава была введена в новоформирующийся 812-й батальон. В действительности подпольная организация батальона напрямую подчинялась британской разведке, и, согласно приказу из Лондона, около 150 армянских солдат в момент приближения британской армии к границам оккупированной Голландии подняли мятеж и арестовали нескольких немцев.
Однако еще до этого при посредстве одного армянина-фельдфебеля, возглавлявшего подпольную группу, командование нидерландских партизан смогло наладить постоянный контакт с легионерами. В результате британская агентура сумела получить большое количество секретных документов, включая карты расположения вражеских частей, оборонительных сооружений, данные о настроениях населения и многое другое.
Кстати, даже перехватывая отдельные секретные донесения, немцы долго не могли расшифровать их. Дело в том, что в шифровках использовались древнеармянский грабар и два вида армянской тайнописи — шехагир и цацкагир, а цифры, обозначающие координаты местности, изображались буквами армянского алфавита.
Немецкая разведка направила письма в Берлин — в Институт арменоведения. Здесь донесения в конце концов расшифровали, но было уже поздно: позиции, о которых шла речь, англо-американский корпус успел захватить, причем без особого труда. Есть версия, что в создании шифровок большую роль сыграл священник батальона, имеющий высшее духовное образование.
После того как были раскрыты некоторые участники заговора, в батальоне начались аресты. Тогда около 150 солдат по приказу упомянутого фельдфебеля подняли восстание, попытавшись прорваться к голландским партизанам. Одновременно начались волнения и в расположенном неподалеку грузинском 822-м стрелковом батальоне. Но оторваться от немцев не удалось, и восстание армян-подпольщиков было потоплено в море крови. Все это происходило на глазах местных жителей.
Увы, трагедия продолжилась и после окончания боевых действий, когда армян из разгромленного 812-го батальона британские и американские военные находили в домах местных жителей и выдавали советским властям, несмотря на слезы и просьбы голландцев. Солдаты-армяне, которые так помогли союзникам, оказались им не нужны…
Местные жители помнят эти страшные дни, когда армянских солдат штыками загоняли в грузовики, вывозили в советскую оккупационную зону в Германии. Их ждали пытки в СМЕРШе, расстрелы или — в лучшем случае — ссылка в Сибирь. Оттуда в Армению уже почти никто не вернулся.
Армян поминают добрым словом. А дети, играя в “войну”, до сих пор делятся на “армян” и “немцев”. Причем сорванцы считают, что “армянского солдата” невозможно “убить”, он всегда “сильней” фашиста и “непобедим”!
И сегодня, по прошествии многих лет, дети и внуки армянских отцов не теряют надежды узнать хоть какую-то информацию об их горькой судьбе.
Эдуард АБРАМЯН