Серж САРГСЯН: “Важно, чтобы историческая справедливость была восстановлена”

Архив 200901/09/2009

На днях исполнится год со дня визита президента Турции Абдуллы Гюля в Ереван. Это событие, получившее название “футбольной дипломатии”, можно назвать этапным в процессе нормализации двусторонних отношений. В результате в апреле 2009 года была подписана и обнародована так называемая “дорожная карта” — план и график конкретных действий по урегулированию отношений.

Однако затем Турция стала отходить от достигнутых договоренностей. По мнению экспертов, такие действия Анкары были обусловлены шантажом со стороны Азербайджана. Что изменилось с того времени, как проходит армяно-турецкий диалог в настоящий момент, насколько реально установление нормальных взаимоотношений между двумя соседними странами? Эти вопросы интересуют не только Ереван и Анкару, им придается важное значение в мире. Корреспондент всемирно известной медиа-корпорации Би-би-си Габриел Гейтхаус побывал в нашей стране и провел с президентом республики интервью, посвященное указанной проблематике.

— Состоится ли ответный визит в Турцию для совместного с президентом Гюлем просмотра футбольной встречи сборных двух стран?
— На этот вопрос есть два ответа. Один звучит так: поеду я или нет — несущественно. Я хочу сказать, что мы можем не привязывать поездку на футбол к нашим взаимоотношениям с Турцией. Предположим, мы замораживаем наши переговоры с Турцией, но я еду в Турцию на футбольный матч. Либо мы продолжаем переговоры, но я не еду. Что важнее? Хочу сказать: если вы задаете вопрос в контексте наших переговоров с Турцией, в контексте того, можем ли мы достичь каких-либо результатов до октября, то вот таким будет мой ответ.
— Какого знака вы ожидаете от Анкары, чтобы разморозить переговоры?
— Я уже дважды заявлял, что поеду в Турцию на этот футбольный матч, если наша граница будет открыта, либо если мы будем на пороге этого. То есть если турки выполнят наши договоренности — это одно, а если не выполнят — другое. У нас есть договоренности. И я думаю, что нормальный, правильный путь — когда стороны выполняют свои договоренности. К сожалению, я до сих пор не видел большого желания или стремления выполнять эти договоренности. Наше желание остается прежним: установить взаимоотношения без предварительных условий.
— Готовы ли вы пойти на уступки в вопросе событий 1915 года и в том, назовет ли Турция их геноцидом?
— Конечно, это очень важно. Важно для нашего народа, важно для Турции, важно для всего мира… Важно, чтобы наши народы смогли установить нормальные взаимоотношения. Важно, наконец, чтобы в будущем это не повторилось. Но мы не рассматриваем признание геноцида как предварительное условие для установления взаимоотношений.
— То есть существует возможность компромисса?
— Нет, это нельзя назвать компромиссом. Это не тот случай, когда можно говорить о компромиссе. Мы говорим: да, был геноцид, и независимо от того, признает ли Турция это сегодня, есть факт, признанный всеми специалистами по геноцидам в мире, признанный многими и многими странами мира. Но в нынешних условиях мы не признаем это как предусловие для установления отношений с турками.
— Но все равно эта проблема мешает вашим взаимоотношениям с Турцией. Один человек, с которым я говорил в Ереване, предложил такое сравнение: когда вы ведете машину, вы должны контролировать, что происходит на дороге за вами, и для этого время от времени смотреть в зеркальце заднего вида. Но главное — это дорога впереди. Насколько верно это отражает ситуацию?
— Правильно. Я понимаю, что хочет сказать этот человек. Он говорит, что мы должны смотреть в будущее. Но он говорит также, что мы не имеем права забывать прошлое.
По материалам
информагентства
Panorama.am