Сергей Миронов: Я узнал доброту армян, познакомился с национальной кухней и менталитетом народа

Архив 201604/10/2016

26 августа 2016 года Сергея Миронова, гражданина России, приехавшего с супругой на отдых в Армению, задержали в аэропорту Еревана по запросу США. Ему было объявлено, что он разыскивается американскими властями за отмывание 50 тысяч долларов и передачу военных технологий.

Сергею Миронову грозила экстрадиция в США, между тем на сайте Интерпола в списке лиц, находящихся в международном розыске, Сергей Миронов не значится. Госдепартамент США отказался комментировать задержание российского гражданина в Ереване, предложив проконсультироваться по этому вопросу у местных властей. Рассмотрев дело Сергея Миронова, суд первой инстанции ереванских административных округов Кентрон и Норк Мараш освободил его из-под стражи за отсутствием доказательств вины.

 

Главный редактор «Ноева Ковчега» встретился с Сергеем и Юлией Мироновыми и адвокатом Кареном Нерсисяном. Материал опубликован в  октябрьском номере издания.

 

— Карен Георгиевич, насколько правомерно действовали власти Армении, задержав гражданина России Сергея Миронова по обвинениям, которые, как оказалось, не были подкреплены соответствующими документами?

Карен Нерсисян:– Юридические основания для задержания у армянских властей были, потому что, если лицо объявлено в международный розыск, любая страна, которая является членом Интерпола, обязана выполнять свои обязательства по задержанию находящегося в розыске лица. При задержании дается 72 часа для того, чтобы инициатор розыска, в данном случае власти США, представили суду юридическое обоснование правомерности международного розыска, доказательства возбуждения уголовного дела, предъявления обвинения, решение суда о мере пресечения. В течение обозначенного срока такие документы армянской стороне представлены властями США не были, что подтвердили в Прокуратуре Армении. На вопрос суда прокуратуре, может ли она предъявить документы, подтверждающие, что Сергей Миронов является преступником, разыскивается и имеется решение американского суда о его аресте, Прокуратура Армении ответила, что такими документами не располагает. Я горд за армянское правосудие, за гражданский поступок судьи, который четко, без проволочек и юридически корректно вел дело. Ни один человек не может быть лишен свободы без соответствующих доказательств, тем более если речь идет о гражданине другого государства. К сожалению, в последнее время в Армении определенными силами подогреваются антирусские настроения, и в этом контексте данный акт правосудия приобретает особое значение.

– Могут ли быть приняты, по Вашему мнению, какие-либо санкции в отношении Армении со стороны США?

– Конечно, нет. Я высоко ценю американское правосудие, отношение к закону. Думаю, что власти США, скорее всего, накажут тех сотрудников, которые ненадлежащим образом выполнили свою работу. Я считаю, что данный инцидент – вина не американских властей, а отдельных служащих. Что касается армянского суда, он действовал строго в рамках закона.

– Известно, что в российском Интерполе сведений о том, что Сергей Миронов находится в розыске, нет, но Интерпол Армении его задержал. Как Вы думаете, почему?

– В этом деле много вопросов «почему?». Если гражданин России разыскивается международным Интерполом, российский Интерпол должен быть информирован об этом в первую очередь. В марте этого года Сергей Миронов выезжал в командировку в Индию, страну, где применяются все меры международного розыска, имеется база данных не только Евросоюза, но и стран Британского содружества. А он въехал и выехал из Индии без всяких осложнений. Более того, в июле этого года семья Мироновых подавала документы на получение шенгенской визы и получила ее.

– Можно ли говорить о том, что эту акцию инициировали определенные американские силы, стремящиеся столкнуть Армению и Россию?

– Мы не можем исключать ни одну из версий. Очевидно, что идет игра, и большая игра. Мы обратились с письменным запросом в Генеральную прокуратуру России, которая должна разобраться в этом деле, выяснить мотивы и основания для задержания. Если это политическая провокация, думаю, проверка Прокуратуры России это установит.

– Сергей, что послужило поводом для обвинения Вас в продаже оружия через интернет?

Сергей Миронов:– Никакой продажи оружия не было. В обвинении говорилось о попытке экспорта товаров двойного назначения. По факту это прибор ночного видения, который, как оказалось, запрещен к экспорту, хотя свободно продается на территории США. Семь лет тому назад мы организовали компанию, которая занималась посредническими услугами по доставке в Россию товаров из США и Европы. В то время это было в новинку, организовывать процесс доставки оказалось довольно сложно, как и оплату. В основном речь шла о предметах одежды, роботизированных игрушках, которые либо нельзя было купить на российском рынке, либо они были за рубежом существенно дешевле даже с учетом доставки. Логистику и оплату товаров осуществляла американская компания в Нью-Йорке, наш партнер в США. Когда очередной клиент захотел купить прибор ночного видения для охоты, мы обратились к американским коллегам с вопросом, возможно ли это, и получили утвердительный ответ. Партнеры нас заверили, что могут купить прибор и отправить в Россию. Это была абсолютно законная процедура, так как этот прибор продается свободно, но, как позже стало известно, только на территории США. Как оказалось, на тот момент наши коллеги-американцы уже были агентами ФБР, они знали, что нарушают закон. Ни для кого не секрет, что в США распространена провокация преступлений, когда ФБР само провоцирует людей на преступления, потом само же раскрывает эти преступления, получая при этом «галочки». В отношении нас действовали по этой стандартной американской схеме.

– Но закон нарушал тот, кто отправлял не подлежащий экспорту товар…

– Конечно, но американская сторона не может повесить обвинение на своих агентов, поэтому обвиняет другую сторону.

– США инкриминируют Вам также передачу военных технологий и отмывание денег, на каком основании?

– В обвинении говорилось о попытке, именно попытке, потому что по факту прибор выслан не был, а деньги за прибор ночного видения для охоты американской стороной были получены. О секретных технологиях не могло быть и речи. В этом приборе, который устанавливается на охотничье ружье, использованы технологии, которые не являются новинкой.

— Как отнеслись к Вам правоохранительные органы Армении после задержания?

– Я находился в Армении три дня, и все это время контактировал с правоохранительными органами. Мне, конечно, не с чем сравнить, так как меня никогда и нигде не задерживали. Но представители армянских правоохранительных органов сразу дали понять, что я не враг, никаких правонарушений на территории Армении не совершал и они просто выполняют свою работу. Ко мне отнеслись уважительно, мои права не ущемлялись, наручники надевали чисто символически. Все мои просьбы удовлетворялись в установленных законом рамках, мне разрешали видеться с женой, принимать передачи, кстати, я успел попробовать все армянские блюда. Я общался с совершенно незнакомыми людьми, которые отнеслись ко мне сердечно, сочувствовали и сопереживали мне, понимая всю абсурдность ситуации. Я узнал доброту армян, даже достиг некоторых целей поездки в Армению – познакомился с национальной кухней и с менталитетом народа.

– Почему Вы решили поехать в Армению?

– Мы выбирали между Грузией, Арменией и Азербайджаном. Поехать в Ереван было мое желание. Мы хотели с женой отдохнуть вдвоем без детей, у нас две дочери. Я ни разу не был в Армении, мой друг попросил своего брата, который живет в Ереване, позаботиться о нас, встретить и показать достопримечательности. Но вышло так, что он встретил только мою жену Юлию. Благодаря его поддержке жене удалось в короткий срок организовать мое спасение.

– Не кажется ли Вам, что одной из причин случившегося является попытка некоторых сил осложнить отношения Армении и России?

– Я далек от политики и не возьмусь делать политические выводы. Для меня, как для простого человека, было важно опровергнуть обвинение в отмывании денег. 50 000 долларов США были уплачены за товар, который российской стороной получен не был. Мы не получили ни товар, ни уплаченных за него денег, да еще меня объявили в розыск по линии Интерпола.

– Вам известно, какая сумма была потрачена на то, чтобы объявить Вас в международный розыск?

– Стоимость экстрадиции с учетом судебных издержек и оплаты работы спецслужб стороны, которая произвела задержание, составляет около 250 тысяч долларов США. У американской стороны есть информация о том, что данный прибор не является товаром военного назначения, что наша компания работает на рынке более 5 лет и ранее не имела никаких инцидентов с иностранными партнерами. У американцев есть все транзакции, списки всех товаров, которые мы приобретали, поддерживая, кстати, тем самым американскую экономику. Мне до сих пор непонятно, с какой целью США была инициирована эта история с задержанием.

– Вы еще когда-нибудь поедете в Армению?

– Если мне ничего не будет угрожать и отпуск не будет испорчен, то, конечно, с радостью поеду снова, ведь кроме СИЗО и российского посольства, я так ничего в Армении и не успел увидеть… Находясь в Москве, я могу сказать, что этот опыт оказался положительным. Я познакомился с армянским народом, увидел его отношение к россиянину, причем в нестандартной ситуации. Это было отношение к человеку, который попал в беду. Я познакомился со многими профессионалами – адвокатом, консулом РФ, с которыми мне было приятно иметь дело, и я с удовольствием продолжу общение. Еще один важный момент – меня задержали на паспортном контроле, и я мог попросить вернуть мне паспорт, сказать, что передумал вступать на территорию Армении, потому что пока не прошел паспортный контроль, все еще находился в транзитной зоне. В транзитной зоне я мог купить билет online и вернуться в Россию. Так может сделать любой гражданин, пока он не вступил на территорию другого государства. Но об этом я не знал, и никто мне об этом не сказал. Свой паспорт я получил только после заседания суда.

– Юлия, Вы оказались в очень непростой ситуации, как Вам удалось пережить ее и помочь мужу?

Юлия Миронова:– На паспортном контроле мне было сказано, что есть проблемы и необходимо что-то проверить. До последнего момента я не верила, что речь может идти о задержании, и думала, что произошла какая-то ошибка. Через некоторое время узнала, что мужа забирают в отделение полиции. В этот момент у него еще был мобильный телефон и мы могли разговаривать. Через несколько часов, когда я приехала в отделение полиции, стало известно, что Сергея везут в КПЗ и уже в понедельник состоится суд.

Это был шок, самый тяжелый и трудный вечер в моей жизни. Я опасалась, что Сергея экстрадируют в США, предъявят ему статью обвинения, наказание по которой – 20 лет тюремного заключения. На следующее утро, когда состояние ужаса меня отпустило, стала думать, что делать. Первое, что надо было предпринять, найти хорошего адвоката, который сможет детально разобраться в этой непростой ситуации. И волею судьбы мы встретили такого профессионала – Карена Нерсисяна. Я поняла, что он профессионал, после первых минут общения с ним по телефону. Это человек, который полностью отдается своей работе. Параллельно я обратилась в российское консульство по горячей линии, и, к моему удивлению, через некоторое время со мной связался консул, который сообщил, что едет на встречу с мужем. Когда я приехала в КПЗ к Сергею, поняла, что не все так страшно, как себе представляла, встретилась с мужем, убедилась, что его никто не обижает. После разговора с ним я несколько успокоилась, и ситуация стала более ясной.

– Вы верили в то, что все образуется?

– Да, верила. Справедливость восторжествовала, и не только в сказке, но и в жизни, тем более что к делу подключились профессионалы своего дела.

– У Вас было ощущение, что Вы находитесь в дружественной стране?

– Да. Ко мне подходили совсем незнакомые люди, проявляли участие, пытались помочь. Несмотря на то, что оказалась в чужой стране, встретила такую поддержку, которой не видела в Москве. Меня поразило, что девушка, корреспондентка одной из ереванских газет, которая меня видела первый раз, предложила переехать из гостиницы в дом ее семьи. Когда мы  обсуждали с адвокатом сумму залога, а я не знала даже масштаба этой суммы, залог готова была внести из своего фонда Ассоциация армяно-российских адвокатов.

– У Вас были языковые проблемы?

– Нет, все знают русский и говорят на нем, кто-то лучше, кто-то хуже, но понимают язык все.

– Чем Вы занимаетесь?

– Основное мое занятие – это семья, дети. По профессии я стилист-имиджмейкер, помогаю женщинам создать свой стиль, разобрать гардероб, подобрать новые образы, преобразиться и стать более красивыми.

– Что бы Вы ответили тем российским СМИ, которые писали, что гражданина России притесняют в Армении?

– Никакого притеснения не было. Все действия в отношении Сергея были в рамках закона. Я думаю, что армянские правоохранительные органы действовали бы так и в отношении гражданина любого другого государства. Я убедилась в том, что жизнь человека имеет значение.

 

Григорий АНИСОНЯН

(С сокращениями)