Серьезная уценка зерна и муки — панацея для хлебного бизнеса

Архив 200930/07/2009

Но особенности местного ценообразования этого явно не сулят
В сети супермаркетов “Стар” подорожал хлеб — белый матнакаш на 10 драмов, серые буханки — на 20 драмов. Для “Стара”, где склонны периодически устанавливать скидки на товары, событие удивительное.

Оттого среди потребителей поползли слухи о возможном дальнейшем подорожании хлеба в остальных магазинах столицы, а затем и всей страны. Паника, как выяснилось, лишена оснований…
В отделе продвижения сети магазинов “Стар” заявили, что недавнее повышение вызвано лишь нежеланием работать себе в убыток. После мартовских пертурбаций на финансовом рынке страны, как пояснила руководитель отдела Марьям Арутюнян, цены на муку поднялись. Однако старовцы рост цен сдерживали. В мае было запущено собственное хлебное производство, которое далее не могло оставаться нерентабельным. Сейчас возможности держать цены на прежнем уровне и вовсе иссякли. Оттого ценники слегка и изменили. Зато дальнейшего удорожания хлеба в сети магазинов не предусматривается. Да и нынешнее, полагает собеседница, не навредило спросу на старовский хлеб. Цены не превышают среднерыночные. Благо последние также остаются стабильными.
В ответ на просьбу прокомментировать ценовую ситуацию на хлебно-мучном рынке руководители ряда хлебных производств обнадежили — вот уже год как особых колебаний цен на муку не наблюдается. И вроде как не ожидается. 50-килограммовый мешок стоил и стоит порядка 25 долларов, или 8700 драмов. А килограмм хлеба выставляется на продажу за 200 драмов. Чуть дешевле выпечка из серой муки, которая в свою очередь на 1000-1500 драмов дешевле высшесортной. Правда, факт стабильности мучных цен не влияет на спрос. Его как не было, так и нет. Точнее, в последние несколько лет хлебопеки жалуются на спад интереса к хлебу. Объясняют это разнообразием потребкорзины. Что неплохо. Но бьет по бизнесу довольно сильно. В основном в проигрыше мелкие производители. В одном из небольших цехов, к примеру, сообщили, что работают в убыток вот уже второй месяц. И находят это вполне естественным. Летом вообще спрос на хлеб падает процентов на 30. И нынешнее не исключение — многие ереванцы выезжают, да и в жару выпечка потребляется не особо.
Немалую роль в спаде спроса играет и растущая конкуренция. Податься со своей продукцией в крупный магазин или тем более в супермаркет владельцу небольшого пура не имеет смысла — хлебные прилавки в них “схвачены” иными производителями. Мои собеседники, пожелавшие остаться неназванными, уверяют, что едва не каждый налоговик при должности основал хлебный бизнес. И, застолбив места в магазинах, наиболее облюбованных народом, без проблем реализует свой продукт. Вдобавок супермаркеты подрядились выпекать хлеб самостоятельно — наряду с сетью “Стар” хлеб собственного производства выставлен в “Ерицян и сыновья”. Кроме того, ерицяновская сдоба заполонила иные супермаркеты, будучи представленной в своих шкафах — эстетично, удобно. Но и весьма монопольно — иные буханки в шкафах размещать, понятно, нельзя. Словом, мелкий хлебный бизнес постепенно накрывается “медным тазом”. В последнем замешивается все менее и менее теста. Меж тем налоговики требуют предоставлять отчеты на большее количество использованной муки, не доверяя низким показателям. “Но откуда мне заявлять больше, если я с трудом реализую сдобу из четырех мешков? 200 килограммов муки, понятно, не объем. Но пытаемся выжить, чтобы сохранить бизнес к зиме, когда летние убытки покрываются и появляется прибыль, — говорит владелец пура. — Если б мы могли развернуться на более широкий рынок, другое дело. Но, увы, все лакомые торгточки уже “схвачены”…
Дела мелких бизнесменов могла бы поправить финансовая сторона хлебного бизнеса. Очевидно — будь “буханка” ощутимо дешевле, спрос на нее наверняка был бы выше. Но есть ли надежда на значительное мучное удешевление? Производители муки этого не исключают, но и не гарантируют. Не исключают оттого, что с начала сбора нового урожая на протяжении уже пары месяцев зерно перманентно дешевеет. Дешевеет и мука. К примеру, килограмм продукции фирмы “Манана Грейн” за истекший период подешевел на 200 драмов. Ныне за 50 кило высшего сорта здесь просят 8400 драмов против 8624 драмов. Есть даже разновидность высшего сорта, которая стоит 8140 драмов вместо прежних 8500. Разница меж ценами на второй сорт составляет порядка 190 драмов — сейчас смолотая этой фирмой продается за 6239 драмов. Первый сорт потерял 200 драмов и реализуется теперь за 7340 драмов. Цены у остальных мукомолов отличаются от вышеозначенных не особо — плюс-минус 200 драмов… Не гарантирован же резкий спад цен по иной причине — мукомольщики заявляют, что зерно перманентно уценяется вот уже год. И в противовес ценам на зерна годичной давности, тогда тонна на оптовом рынке “Фобс” стоила 480 долларов, ныне то же количество стоит там лишь 180 долларов. Конечно, пока груз доплывает до Армении, тонна дорожает — с учетом транспортных расходов, НДС и прочих плат наценка составляет порядка 130 долларов. В итоге тонна зерна на нашей земле стоит уже 290-330 баксов. Но опять же не 630-680 за тонну, как раньше. Таким образом, в годовом разрезе имела место почти двукратная уценка. Однако цены на муку изменились не в адекватной пропорции — если годом ранее мешок высшего сорта стоил порядка 13 тысяч драмов, ныне речь в среднем о 8500 драмов. Хотя по идее речь должна была идти о 6-7 тысячах драмов. Оттого-то и нет твердой гарантии на то, что в середине августа, когда прогнозируется серьезная зерновая уценка в мире, аналогичное случится и у нас. Вообще, непонятно по какой причине, наш рынок реагирует на мировое ценообразование всякий раз весьма неадекватно, и почему не следит за этим соответствующая комиссия? Вопрос риторический, задаваемый уже не впервые. И отнюдь не только по поводу зернового рынка. Та же ситуация имеет место и на рынке бензина и иных стратегически важных импортных товаров, зависящих от колебания цен на мировых рынках…
Сами производители муки объяснение нашли — мол, покупают зерно на доллары и в связи с мартовской “революцией” на финансовом рынке работают едва ли не в минус. К тому же мукомолы говорят, что большинство из них по сей день используют старые запасы зерна, оттого-то и не уценяют муку сильно. Вот если прибудет новая партия, по новым еще более низким ценам, тогда и можно будет рассчитывать на ценовое послабление. Очень хочется верить. Если, конечно, к тому времени мировые рынки не предложат более высокие зерновые расценки. И это вновь не станет отменным поводом для обоснования сохранности прежних цен. Или, не приведи боже, очередной наценки. По-любому, загадывать наперед не следует. Новый завоз зерна ожидается уже через неделю, там видно будет…
Ася ЦАТУРОВА