Сердце и душа Джерарда Гафесчяна

Архив 201319/09/2013

Уход из жизни крупнейшего благотворителя и мецената Джерарда Гафесчяна поистине невосполнимая потеря для армянского этноса, для национальной культуры. Центр искусств Гафесчян, открытый 7 ноября 2009 года, стал одним из излюбленных мест ереванцев, своеобразным art-брендом столицы. Джерард Гафесчян был типичным и не совсем типичным американским армянином. Родился в семье эмигрантов и органично вписался в американский образ жизни. Преуспел во всемирно известном издательстве West Publishing вплоть до самых высот. Был удачливым бизнесменом, чьи интересы простирались далеко за границами Штатов. В 1996 году он основал Фонд Семья Гафесчян, деятельность которого была почти полностью проармянской. Одним из наиболее зримых и конкретных проявлений стал Центр искусств как следствие его любви к искусству и коллекционированию. В 2002-м случилось то, что, очевидно, должно было случиться: Джерард Гафесчян взялся за реанимацию Каскада и сквера Таманяна.

 

Он сразу же обозначил функцию Каскада как культурного центра. Вспомним, сделка, позволившая через семь лет привести к столь приятному и знаковому событию, была сразу же встречена в штыки. Профессиональные патриоты и патриотические СМИ негодовали: как можно передать гражданину другой страны, даже армянину, кусок столицы. Афтершоки продолжались еще достаточно долго.
Семь лет Джерард Гафесчян приводил в порядок огромное сооружение — запущенное, захламленное, разворованное. В итоге Ереван уже четыре года, как имеет блестящий культурный центр, имеет сквер со скульптурами — экспонатами из коллекции донатора. К большому сожалению, не удалось при жизни Дж.Гафесчяна осуществить его большую мечту — создание собственно Музея современного искусства, который вместил бы его коллекции. Строительству музея вначале помешал финансовый кризис, а позже и другие обстоятельства…
Все эти годы и Каскад — снаружи и изнутри, и сквер, и территория вокруг обелиска в северной оконечности Каскада пополнялись новыми произведениями искусства XX века, к радости ереванцев и гостей. “Патриоты” приумолкли. Центр искусств Гафесчян стал органичной частью ереванского культурного пространства. Он как магнит притягивает людей — в городе нет другого такого приятного и аккуратного места. Надо же было именно Джерарду Гафесчяну, заокеанскому соотечественнику, до 2000 года никогда не бывавшем в Армении, обустроить Каскад и сквер, провести очень затратную и рискованную акцию, причем не сулящую никаких выгод. Чистая филантропия в ее истинном, не советском смысле.
Джерард Гафесчян преподал открытый урок армянским олигархам, урок, который не усвоен. Никто из них и пальцем не пошевелил, чтобы бескорыстно облагородить столицу, разбить парк, спонсировать культуру и т.д. Единственное, что большинство из них может, — выжимать деньги из каждого метра ереванской земли. Как случилось, что американский соотечественник, презрев соблазнительные предложения от многих городов, выбрал именно Ереван? Почему его не остановили весьма ощутимые затраты по восстановлению из праха Каскада, включая эскалаторы? Работы ведь не останавливались даже во время финансового кризиса, когда в мире были заморожены многие музейные проекты? Ответ один: его любовь к Армении была убеждением, целью жизни, а не способом набирать дивиденды. “Моя коллекция — частичка моего сердца и души”, — сказал как-то Джерард Гафесчян. Его сердце и душа навсегда остались на исторической родине.
“НВ”