“Сегодня подавляющее большинство армянской молодежи Стамбула строит семьи с турками”

Архив 201217/03/2012


Предлагаем читателям “НВ” интервью главного редактора крупнейшей в Стамбуле ежедневной армянской газеты “Мармара”, известного в диаспоре прозаика и публициста, автора культового романа “Потолок” (1982) Робера ХАДДЕДЖЯНА (на среднем снимке слева) агентству “Новости-Армения”.

— Господин Хаддеджян, с какими вызовами сегодня чаще всего сталкивается армянская община Стамбула?
— Армянская община Стамбула, безусловно, сегодня сталкивается со множеством вызовов, но самое важное за последние два года, это — будущее патриаршего престола Стамбула. Наш патриарх, к сожалению, неизлечимо болен и недееспособен. Мы предлагали выбрать патриарха-сопрестольца, но наше предложение не приняли, и сейчас мы в ожидании. А это означает пустой патриарший престол.
Паства Стамбульской общины чрезвычайно верующая, и патриарх у нас играет роль своеобразного лидера-объединителя людей, так как нет другой организации, которая взяла бы на себя руководство общиной. Чтобы вернуться к естественному ходу жизнедеятельности, нам необходимо как можно скорее выбрать нового патриарха.
Другим важнейшим вызовом является ослабление стимулов самосохранения среди армян Стамбула. В первую очередь это касается армянского языка. К сожалению, в Стамбуле подавляющее большинство армян не говорят на армянском языке. Это для нас важнейшая потеря. Лично для меня потеря языка является более тяжелой утратой, чем потеря земли. А сегодня у нас из ста армян только тридцать владеют родным языком.
Другая очень важная проблема — вопрос смешанных браков. 6-7 лет назад в Стамбуле или в Турции в целом браки между армянами и турками можно было посчитать по пальцам. Отмечу, что в Стамбуле армяне и турки нормально сосуществуют: туркам нравится иметь армянских работников, поскольку они считают их надежными. Но вопрос брака — совсем иное дело, и в дальнейшем это приводит к очень серьезным проблемам, в том числе религиозным. К сожалению, сегодня подавляющее большинство армянской молодежи Стамбула строит семьи с турками.
Думаю, причина в том, что долгое время армянская молодежь в Стамбуле не сталкивалась ни с какими трудностями и сегодня думает — “а какая разница, и они люди, и мы”. Но в конце концов они вынуждены бороться с громадными трудностями, которые часто подрывают основы семьи, например, какое имя дать ребенку, к какой религии он должен принадлежать, в какую школу ходить и так далее.
Поэтому если у нас будет сильный патриарх, часть наших проблем будет решена.
— Каков сегодня уровень армянского образования в Турции и какие проблемы стоят перед армянскими школами Стамбула?
— В Стамбуле сегодня действуют 15 армянских школ, некоторые из которых имеют статус лицея, но, к сожалению, подавляющее большинство армян сегодня посылает своих детей в иноязычные школы, несмотря на то что уровень армянских школ довольно высок. В результате всего этого число наших учебных заведений начало сокращаться. Если 15-20 лет назад у нас было около 5 тыс. учеников в армянских школах, то сегодня их число снизилось до 3,5 тыс.
Большинство предпочитает иноязычные школы, чтобы легче найти свое место в жизни, поступить в турецкие университеты. Но мы не отчаиваемся и продолжаем вести работы по улучшению армянских школ, так как они являются важнейшей основой для сохранения армянской идентификации.
— Еще 30 лет назад армянские писатели Стамбула задавали тон всей армянской литературе диаспоры, однако сегодня ситуация изменилась. С чем это связано?
— Знаете, армянская литература Стамбула продолжает сохранять ведущие позиции, так как еще живы такие корифеи, как Заре Храхуни, Арман Варданян и другие талантливейшие писатели, один из которых — ваш покорный слуга. Однако поднятая вами проблема связана прежде всего с тем, что у нас нет новых молодых писателей, пишущих на армянском. К сожалению, если и есть молодые армянские авторы, то они в основном творят на турецком.
Мне искренне хочется надеяться, что ситуация изменится.
— Президент Серж Саргсян наградил вас медалью “Месроп Маштоц” за огромный вклад в армянскую литературу 20 века. Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями.
— Для меня это было огромнейшим счастьем, но важнее медали были слова президента, который сказал, что очень ценит мой вклад в армянскую литературу.
Знаете, за свою жизнь я издал более 80 книг, еще 40 готовятся к публикации. У меня имеется множество грамот и наград из разных стран мира. Однако то счастье, что твой вклад оценивается главой твоей родины, невозможно сравнить с каким-либо другим ощущением.
— Какие у вас творческие планы на будущее?
— Я уже несколько лет собираюсь написать третий роман из серии “Потолок”, но у меня катастрофически не хватает времени. Редакторская работа поглощает меня целиком. Более 30 лет я пишу свой “Блокнот”, это уже свыше 7,5 тыс. статей, которые изданы уже в 40 томах, еще столько же не издано. Так что моя литература не умерла, она продолжается в моей редакторской деятельности. Даже в своих новостных статьях есть частица моей литературы.
— Господин Хаддеджян, вы были в Армении и в советские времена, и после распада СССР. Что изменилось за это время на взгляд диаспорального писателя?
— Впервые я увидел Армению в 1970 году. Конечно, тогда было множество темных сторон, но, знаете, человек, впервые увидевший родину, не видит или не хочет замечать недостатки. Первый визит сделал меня другим человеком, все, чего я достиг в жизни, все мое мировоззрение и стилистика моих произведений берут корни в воспоминаниях об этом визите.
Потом я приехал после разрушительного Спитакского землетрясения, видел, как страна стала независимой, видел ее в период Арцахской войны, и, наконец, я увидел 20-летие независимости страны.
В минувшем сентябре, когда в Ереване проводился юбилей газеты “Мармара”, я увидел новую Армению. Был вечер, мы вышли из концертного зала, где отмечался юбилей, такие усталые, что еле двигались (учтите мой возраст). И вдруг обнаружилось, что все дороги закрыты из-за парада. Мы отчаялись, я думал, что буду не в силах продолжить путь, но, оглянувшись, увидел освещенные улицы, где собрались тысячи людей. Шла генеральная репетиция военного парада ко Дню независимости. Я увидел военную технику, марширующих армянских солдат, и вдруг почувствовал, что груз прожитых лет оставил меня. На миг мне показалось, что это я — 16-летний Робер, стою там, я, который гулял когда-то по улицам Стамбула 50-х, думая с тоской о далекой родине.
Сегодня Армения начала интересоваться диаспорой. Знаете, для нас это очень важно, что родина не забыла нас. Мы счастливы, что сегодня создано Министерство диаспоры, и Родина осознала, наконец, что диаспора для нее — это огромные новые возможности по всему миру.
— Сегодня в Армении уже живут люди, которые родились и выросли в независимой стране, каково Ваше впечатление от армянской молодежи?
— Сегодня главная радость моей жизни — видеть молодых парней и девушек, будущее Армении”. Знаете, в первые годы независимости меня очень огорчало, когда я видел хмурых, грустных, неухоженных молодых людей, которым, казалось, было все безразлично. А сейчас все изменилось, я восхищаюсь физической красотой и светом, которым лучатся их глаза. Растет новое, светлое поколение, и это — счастье.