Саркози сдаваться не намерен

Архив 201204/02/2012

Вокруг “армянского закона” во французском правительстве наметились определенные противоречия
Президент Франции Николя Саркози на встрече с представителями армянской общины подтвердил свое намерение инициировать принятие нового, третьего по счету законопроекта о криминализации отрицания геноцида, если Конституционный совет наложит свое вето на документ, утвержденный Сенатом 23 января. Этот сигнал, направленный главой государства скорее оппонентам, чем единомышленникам, был услышан. Но принесет ли он ожидаемый результат? До парламентских выборов осталось всего пять недель. А высшая судебная инстанция не спешит с оглашением вердикта.

Как мы уже писали, по закону Конституционный совет обязан вынести свое заключение не позднее, чем через месяц после поступления обращения. То есть конечный срок — 29 февраля. Но президент наделен полномочием ускорить этот процесс. В случае если глава государства сочтет вопрос не терпящим отлагательств, он может настоять на его рассмотрении в ускоренном порядке — в течение восьми дней. После того как Николя Саркози заявил о готовности представить парламенту новый проект закона с тем же текстом, многие обозреватели позволили себе прогноз о том, что президент обратится к Конституционному совету с просьбой уложиться в неделю. Ведь если заключение высшего органа окажется негативным, потребуется время для проведения нового закона через обе палаты. Успеть сделать это за 5-6 дней практически нереально. Но президент почему-то не воспользовался своим правом форсировать процесс. Уже во второй раз Николя Саркози осознанно упускает шанс спасти закон, который ассоциируется у армян с его именем. В первый раз он не стал спешить с подписанием одобренного Сенатом закона, позволив своим противникам собраться силами для сбора подписей для его обжалования. Теперь вот не настаивает на ускоренном рассмотрении вопроса в Конституционном совете, лишая нас былого оптимизма.
С чем же связана такая видимая пассивность французского президента? Неужели он решил уступить давлению Анкары и своих политических противников? Не похоже. Ведь поражение инициаторов принятия закона о криминализации отрицания геноцида будет выглядеть как поражение прежде всего самого президента. Это будет пощечина самой Франции. После такого чудовищного поражения Николя Саркози должен будет признать свою неспособность делать погоду не только в Европе (на что он давно и по праву претендует), но и в своей собственной стране. Париж давно не позволял кому бы то ни было утирать себе нос. И Анкаре этого уж точно не позволит.
Остается лишь надеяться на то, что французский лидер играет в игру по собственным хитрым правилам. А нежелание обращаться к Конституционному совету с призывом поспешить с вердиктом можно объяснить и иначе. Быть может, этим Саркози стремится продемонстрировать свою абсолютную уверенность в том, что закон будет признан конституционным. Это ведь тоже может быть сигналом. Сигналом о том, что для Елисейского дворца неприемлемо любое иное решение Конституционного совета, кроме признания правовой безупречности принятого закона.
Способен ли Николя Саркози контролировать ситуацию в Конституционном совете? По-видимому, нет. Судя по всему, он не в полной мере контролирует ситуацию даже в правительстве, отдельные члены которого позволили себе усомниться в правильности выбранного президентом курса на последовательную защиту закона о криминализации отрицания. По сведениям влиятельной парижской газеты “Le Monde”, министр иностранных дел Ален Жюппе и министр сельского хозяйства и рыболовства Бруно Лемера на состоявшемся 31 января заседании правительства высказались на этот счет, за что удостоились жесткой критики президента. Если верить источнику, Николя Саркози обвинил Жюппе и Лемера в том, что они “ничего не видят дальше своих ушей и не желают обращать внимания на прошлое”. Скрывать факт разногласий между президентом и главой внешнеполитического ведомства все сложнее.
Ален Жюппе изначально не был сторонником криминализации негационизма. А в ходе визита в Анкару он даже выступил с призывом, в корне противоречащим заявлениям президента Саркози, сделанным в Ереване. Вопреки официальной позиции Парижа и принятому в 2001 году закону, министр вдруг поддержал идею создания армяно-турецкой комиссии историков, полномочную дать оценку событиям 1915 года. Не трудно догадаться, что турецкие лоббисты сегодня связывают все свои надежды именно с активизацией министра иностранных дел. Но традиции французской политической системы дают сбой крайне редко. Ален Жюппе, похоже, сделал из замечаний президента правильные выводы и отстранился от участия в разрешении спора о судьбе “армянского закона”. В ходе ужина, организованного фондом “Франция-Израиль”, журналисты попросили его прокомментировать слухи об имеющихся между ним и президентом разногласиях по вопросу об уголовной ответственности за отрицание геноцида. В ответ Жюппе процитировал слова известного французского политика Жан-Пьера Шевенмана: “Если министр не согласен с руководством, он либо должен закрыть рот, либо уйти из правительства”. “В данном частном случае я закрываю свой рот. В правительстве председательствует президент страны, а решения принимает премьер-министр”, — заключил Жюппе, давая понять, что не намерен впредь оспаривать верность позиции главы государства.

А между тем уже и посол Франции в Анкаре позволяет себе публичные выступления, в которых ставит под сомнение целесообразность принятия закона. В интервью турецкой газете “Zaman” Лорен Билли заявил: “В целом, может, закон и не столь подходящий, но он не должен вызывать крайнюю реакцию”. Вот это уж точно нарушение дипломатической этики. Посол по определению не имеет права комментировать решения власти. Он полномочен только их исполнять. Вместо того чтобы заниматься этим, господин посол выступает со странными заявлениями, наподобие такого: “К сожалению, французы не знают о том, что в период до распада Османской империи турки потеряли 2,5 миллиона человек. Люди должны знать, и я пытаюсь осведомить их об этом”.
Если президент Саркози сумеет с честью выйти из сложившейся почти кризисной ситуации и победит на предстоящих в апреле президентских выборах, ясно, что в составе новой его администрации не окажутся многие из тех, кто окружает главу государства сегодня. И поводом послужит дискуссия на тему геноцида армян. Никогда прежде Армянский вопрос не становился предметом столь острого политического противостояния внутри третьей страны. Это лишний раз подтверждает серьезность проблемы армянского геноцида и необходимость ее скорейшего решения.