Саркози дал добро?

Архив 201110/12/2011

Инициатива повторного рассмотрения в Сенате Франции закона о криминализации отрицания геноцида армян не вызвала противодействия со стороны Елисейского дворца
Комиссия по конституционным законам Сената Франции одобрила законопроект, предполагающий введение уголовного наказания за публичные высказывания, ставящие под сомнение или оправдывающие геноцид армян. Таким образом, закон о криминализации отрицания армянского геноцида возвращается в повестку верхней палаты парламента.

Когда именно вопрос будет рассмотрен на пленарном заседании Сената, пока не известно. Но сейчас уже больше надежд на то, что исход голосования будет для нас успешным.

Первая попытка добиться утверждения закона о криминализации отрицания была предпринята весной этого года. Нижняя палата парламента — Национальное собрание — одобрила закон еще в 2006 году, но Сенат четвертого мая 196-ю голосами “против” и 74-я голосами “за” отклонил документ. (Проект был представлен сенатором-социалистом из Валь-де-Марна Сержем Лагошем и его 30 коллегами по фракции.) Причем “против” в основном голосовали члены правящей партии “Союз за народное движение”. Абсолютное большинство представителей левой оппозиции поддержало тогда законопроект. Сразу после визита президента Николя Саркоза в Ереван почти одновременно несколько видных французских политиков заявили о своей готовности инициировать повторное рассмотрение документа. Сначала с такой инициативой выступил кандидат в президенты от левого блока Франсуа Олан, затем, член Сената от социалистов Филипп Калтенбах, имеющий, кстати говоря, армянское происхождение. Но в итоге законопроект на рассмотрение комиссии вынесли не левые, а их политические соперники. Решение комиссии — заслуга прежде всего члена Сената от правящей партии “Союз за народное движение” Валери Буайе. Именно она воспользовалась своим правом законодательной инициативы и добилась рассмотрения документа в комиссии. Примечательно, что госпожа Буайе совмещает законотворчество с обязанностями вице-мэра Марселя. А голосование в комиссии состоялось в тот самый день, когда в Марселе гостил президент Армении Серж Саргсян. Полагаю, это вовсе не случайное совпадение. Ведь совершенно очевидно, что, будучи членом команды Саркози, Валери Буайе не стала бы позволять себе действия, не согласованные с Елисейским дворцом. Следовательно, можно не сомневаться в том, что повторное рассмотрение в Сенате закона о криминализации отрицания геноцида армян было санкционировано высшим политическим руководством, которое решило преподнести приятный сюрприз армянскому гостю и его многочисленным соотечественникам, проживающим во Франции. О том, что это была заранее спланированная заготовка, позволяют заметить и слова мэра Марселя Жан-Клода Годена, произнесенные им на встрече с Сержем Саргсяном за день до неожиданного для нас голосования в комитете. “Думаю, в ближайшее время проблема принятия законопроекта о криминализации отрицания геноцида будет решена”, — сказал он. Напомню, Годен — вице-спикер Сената и соратник Саркози. Он знает, что говорит.
В последнее время резко обострилось соперничество между двумя основными полюсами французского политического поля за голоса избирателей армянского происхождения. Ведь в апреле состоятся президентские выборы. Сейчас правящей партии, похоже, удалось вырвать инициативу. Но праздновать победу еще рано. Ведь в начале прошлого года Комитет по конституционным законам тоже одобрил законопроект, но затем он был провален на пленарном заседании. Вспомним, что в США комитет по внешним сношениям четыре раза принимал резолюцию о признании геноцида, но она так ни разу не вошла в повестку Палаты представителей. И тем не менее есть почва для осторожного оптимизма. Дело в том, что президент Саркози имеет основания опасаться того, что закон будет принят даже в случае его активного противодействия. Ведь после состоявшихся в сентябре парламентских выборов большинство в Сенате сформировали левые, которые стремятся позиционировать себя как проармянскую силу. Бессмысленно зря терять расположение многочисленной армянской общины, если Анкаре угодить все равно не удастся.

Впрочем, Николя Саркози сложно заподозрить в большом желании понравиться Анкаре. В последнее время мнение Эрдогана он учитывает в последнюю очередь. “Турки меня все равно ненавидят, так что мне терять уже нечего”, — сказал французский президент, когда его советники спросили — не слишком ли жестко он высказался о геноциде в ходе своего выступления в Ереване? Еще до своей поездки в Армению Саркози в узком кругу членов своей команды произнес фразу, которая благодаря вездесущим французским журналистам утекла в прессу и внесла в турецко-французские отношения своеобразную интригу. “В Ереване я брошу гранату с вытянутой чекой”, — сказал президент. Этой гранатой стало заявление о готовности содействовать принятию закона об уголовной ответственности за отрицание геноцида в случае, если Турция до конца года сама не покается за совершенные в 1915 году преступления.
Однако позднее начало создаваться впечатление, что французская дипломатия под жестоким давлением Анкары готова пойти на попятную. Сначала министр иностранных дел Ален Жюпе заявил, что не видит необходимости в принятии закона о криминализации отрицания геноцида армян, поскольку факт геноцида официально признан французским парламентом и, кроме того, есть законы, не допускающие дискриминацию по этническому признаку. Затем в ходе своего визита в Анкару Жюпе выступил с еще более неожиданным заявлением. На совместной с Ахмедом Давутоглу пресс-конференции он открыто поддержал турецкий трюк, призванный затормозить процесс международного признания геноцида. Французский министр решил вдруг приветствовать инициативу своего коллеги о формировании армяно-турецкой комиссии историков, уполномоченной совместно исследовать прошлое с тем, чтобы “найти общую оценку имевшим место событиям”. “Я не считаю обсуждение этого вопроса в рамках комиссии неудачной идеей”, — сказал Жюпе, добавив, что Франция может стать посредником в организации подобной встречи. Такой подход в корне противоречил и принятому десять лет назад закону, который не позволяет ставить под сомнение факт геноцида, и заявлению президента Саркози, сделанному в Ереване.
Подобный разнобой позволял заметить, что между политическим руководством и дипломатическим ведомством есть определенные разногласия в армянском вопросе. Но в конечном итоге все решает глава государства. Впрочем, нельзя исключать того, что неоднозначные высказывания французского министра были лишь проявлением хитрого маневра. Ведь в любом случае администрация всегда может сказать, что не вправе воздействовать на волю законодателей, мнение которых расходится с позицией официального руководства. Именно так Анкаре обычно и отвечают, когда в очередной раз приходится оправдываться за разочаровавшее турок очередное решение парламента. Похоже, Саркози все-таки готов доказать свою последовательность. Если так, то его принципиальность, полагаю, будет оценена французскими избирателями армянского происхождения.