Саргсян и Саакашвили поговорили о России

Архив 200927/06/2009

Армяно-грузинские проблемы вышли за пределы кухонных споров советского периода
Завершился двухдневный официальный визит президента Грузии Михаила Саакашвили в Армению. В Ереван он прибыл по приглашению коллеги Сержа Саргсяна.

Визит своевременный. Между соседями, декларирующими многовековое братство, не все в порядке. Не случайно к приезду Саакашвили НПО “Митк” (“Мысль”) запланировала митинг с требованием “решить проблемы Джавахка”. Речь идет о южном регионе Грузии Самцхе-Джавахети, населенном армянами, название которого раздражающим Тбилиси образом зачастую переиначивают в Ереване.
Армяно-грузинские проблемы вышли за пределы кухонных споров советского периода о том, кто древнее, сопровождаемых анекдотами о найденном грузинскими археологами телефонном кабеле второго века до нашей эры, тогда как у армян в то время уже была беспроводная связь. Ожесточенные споры с участием духовенства и ученых разворачиваются вокруг принадлежности тех или иных церквей и исторических памятников. Не в порядке не только гуманитарная сфера. Для Тбилиси сущей головной болью стал периодически повышающийся уровень сепаратизма в упоминавшемся регионе Самцхе-Джавахети. До опасной точки дело все-таки не доходило, а если приближалось, то, надо отдать должное, официальный Ереван направлял сюда эмиссаров, эффективно выпускавших пар из закипавшего котла.
Официальный Тбилиси считает проблемы в Джавахети следствием тяжелой социально-экономической ситуации. Власти, перечисляя все сделанное в этом плане, а это ремонтирующиеся дороги, школы, больницы, создание некоторого количества рабочих мест, не забывают при этом подчеркивать, что другие грузинские регионы находятся не в лучшем положении, а есть и такие, которые Джавахети могут позавидовать. Но требования местных армян носят не только социальный характер. В частности, здесь требуют придать армянскому языку статус государственного, допустить в регион свободные инвестиции из Армении, а также сделать джавахетский участок армяно-грузинской границы прозрачным для беспрепятственного пересечения в обоих направлениях. К слову, эти же требования выдвигались на упоминавшейся акции протеста в Ереване. Ее организаторы также требовали освобождения из тюрем и прекращения преследования нескольких джавахетских активистов, арестованных по подозрению в шпионаже. Но только Джавахети армяно-грузинские шероховатости не исчерпываются. Ереван считает, что Тбилиси взимает неоправданно высокую транзитную плату за перевозку грузов по железной дороге, поступающих посредством парома Ильичевск — Поти. Однако просьбы пересмотреть тариф остаются пока безрезультатными. Несомненно, эту проблему главы государств рассмотрели. Так же как и вопрос открытия КПП “Верхний Ларс” на российско-грузинской границе, закрытый пару лет назад Москвой под предлогом проведения реабилитационных работ.
Закрытие КПП совпало с введением Россией эмбарго на грузинскую сельскохозяйственную продукцию и алкоголь. Поэтому в Тбилиси полагали, что решение по КПП тоже имеет политическую подоплеку. Ремонтные работы российская сторона действительно провела. Однако ее недавний запрос к грузинской стороне об открытии “Верхнего Ларса”, по сути, остался без ответа. Тбилиси считает бессмысленными переговоры по этому поводу: торговли с Россией нет, прямого транспортного сообщения тоже, визовый режим не отменен — так для чего открывать такой КПП?!
Но в этом заинтересована Армения. Автомобильные перевозки грузов небольших объемов в Россию и обратно через территорию Грузии куда рентабельнее нынешних авиа- или железнодорожных. Поэтому вопрос открытия “Верхнего Ларса” был включен в повестку грузино-армянских переговоров в Ереване. Не исключено, что на высоком уровне пришлось решать и мелкие конфликтные ситуации. Например, выполнение заключенного соглашения о поставках в Грузию картофеля. В Армении выдался богатый урожай корнеплода и была достигнута договоренность о его экспорте в Грузию. Однако вскоре грузинская сторона, сославшись на нарушение фитосанитарных норм, перестала принимать картошку. Весной я сам видел, как на нейтральной полосе сгрудились фуры, оставив проезжающим машинам узенькую “тропу” — Грузия опустила шлагбаум перед трейлерами, Армения, выпустив, обратно груз не впускала, а водители, по их словам, неделю томившиеся в межграничье, чуть не плакали от безысходности. Жесткий торговый режим, странный вдвойне с учетом того, что ни Армению, ни Грузию при всем желании к преуспевающим странам не отнести, касается не только картофеля. Жители приграничья, особенно страдающие от него, все чаще стали требовать отмены всех торговых ограничений.
У Тбилиси могут быть свои вопросы к Еревану. По данным грузинских спецслужб, в том же Джавахети активизировалась “агентурная сеть одного северного государства”. Возможно, что в этом вопросе Тбилиси рассчитывает получить помощь. По мнению аналитиков, не исключено, что грузинские власти, озабоченные финансированием оппозиции из-за рубежа, но не располагающие при этом реальными доказательствами, пытались “найти” их в Ереване — возможно, средства противникам Саакашвили поступают не напрямую.

* * *
“Президенты утверждают, что проблем между Арменией и Грузией нет. Я бы тут добавил слово “нерешаемых”. В сравнении с некоторыми другими армяно-грузинские отношения можно назвать и вовсе нормальными. Есть определенные вопросы, их можно и нужно решить. А какие-то серьезные расхождения в позициях вызваны внешнеполитическими векторами государств, и тут мало что изменится в ближайшем будущем: Грузия выбрала Запад, Армения тяготеет к России, считает руководитель ереванского Центра глобализации и сотрудничества Степан Григорян.
Юрий СИМОНЯН
(“Независимая газета”, 25.06.2009 г.)