Саммит в Астане: выиграли Казахстан и Карабах “Сообщество безопасности” по-прежнему под вопросом

Архив 201004/12/2010

Завершающий день саммита ОБСЕ в казахстанской столице ознаменовался драматическими обстоятельствами. До самого последнего момента под вопросом было принятие итоговой декларации. На согласование текста потребовалось более 10 часов напряженнейшей работы — случай довольно редкий в международной практике.

Осложнения были вызваны позицией Баку. Отклонение документа стало бы “полным провалом саммита ОБСЕ”. Но, в результате “согласованных усилий дипломатов России, ЕС и США” Баку пошел на попятную. Документ из 13 пунктов под названием “Навстречу сообществу безопасности” был принят в седьмой (!) редакции. По словам хозяина саммита, действующего председателя ОБСЕ президента Нурсултана Назарбаева, “это событие открывает новый этап в жизни нашей организации. Это поистине исторический успех, который отвечает надеждам народов на более безопасный, лучший мир”.
Содержание документа еще долго будет анализироваться экспертами. Пока же отметим — декларация не содержит никаких “прорывных” элементов. Более того, в ней не нашли отражения моменты, ради которых, собственно, был собран астанинский форум. Речь идет о “конфликте в Грузии” и противостоянии в Карабахе. В первом случае соответствующую формулировку заблокировала Москва, во втором — саммит столкнулся с азербайджанской неуступчивостью. Любопытны комментарии, прозвучавшие в этой связи в Баку и в кулуарах саммита.
На Апшероне не скрывают недовольства. Как заявил завотделом президентской администрации Али Гасанов, “крупные государства… заявили, что для урегулирования конфликта мирным путем страны должны пойти на уступки друг другу. К сожалению… армянская сторона акцентировала внимание на спорных моментах и ушла от решения вопроса”. То есть сторона, до последнего блокировавшая принятие декларации, обвинила в неконструктивности Ереван. С чем это связано? Ведь президент Ильхам Алиев за день до этого подписал пятистороннее заявление посредников и лидеров противоборствующих сторон, в котором не только нашли отражение миротворческие подходы, но и содержалась констатация, что противники “находятся на пороге” принятия важных решений. В этом-то и дело. Далеко не в первый раз азербайджанский лидер де-факто дезавуирует свои обещания, свою собственную подпись под теми или иными соглашениями. Достаточно вспомнить майндорфскую декларацию, трехсторонние встречи президентов в Санкт-Петербурге и в Астрахани. Каждый раз наблюдатели декларировали факт продвижения к миру, и каждый раз после этого звучали новые воинственные заявления и выстрелы на линии фронта. Нынешний случай не исключение. По словам Гасанова, Баку ждет, что сопредседатели активизируют миротворческий процесс. Ведь “у терпения азербайджанской стороны есть предел… Решить вопрос мирным путем возможно, если армянская сторона продемонстрирует конструктивную позицию. Если Армения тащит Азербайджан к мирному разрешению конфликта, а сама не станет на этот путь, мы оставим за собой право на освобождение своих территорий. Как бы однажды международная общественность не пожалела о том, что Азербайджан освободил свои земли собственными силами”, цитируют чиновника бакинские СМИ. Как видим, традиция запугивания обогащается новыми оттенками: теперь уже они пугают не только армян, но и все мировое сообщество… Дальше и того похлеще. Газета “Зеркало” считает, что “с точки зрения национально-государственных интересов и тем более геополитики, в этом (новой войне — А.Х.) ничего фатального нет. Это лишь попытка решения важных проблем международной политики радикальными средствами. Главное, чтобы в результате хотя бы в среднесрочной перспективе не оказаться в проигрыше”. Сделать это, оказывается, несложно, процесс запущен. Слова Сержа Саргсяна о том, что в случае нападения Баку Ереван признает НКР, трактуются так, будто Армения “пытается спровоцировать Азербайджан на возобновление боевых действий. Налицо попытка направить урегулирование конфликта по грузинскому и косовскому сценарию. Ведь при всех отличиях… объединяет их одно: попытки восстановления территориальной целостности силовыми средствами, даже при успешных боевых действиях на ранних этапах, терпели крах, так как… не были получены гарантии поддержки со стороны ведущих государств”. Поэтому дело за малым — начать войну, заручившись поддержкой “ведущих государств”. Тогда, надо понимать, “армянские провокации” выйдут боком самим армянам. Не хочется вступать в полемику ни с Гасановым, ни с “Зеркалом”. Все их высказывания беспомощны, так как продиктованы отчаянием. Баку каждый раз убеждается, что военный путь решения конфликта ему заказан — последствия будут катастрофическими. А переговоры, сколько бы они ни тянулись, приведут в будущем к признанию НКР.
Таким образом, один из “призеров” саммита очевиден — это Арцах, хотя названия республики в документах нет. Но сопредседатели фактически гарантировали, что не допустят “радикального решения” вопроса, а это дорогого стоит. Карабахская независимость получила достаточно серьезную поддержку. Азербайджанская перспектива, напротив, выглядит неутешительной. Есть и другой “победитель” — это Казахстан и лично президент Назарбаев. Ему удалось довести дело до принятия итогового документа саммита, что и впрямь оказалось делом нелегким. Астана показала, что способна на серьезную игру на международном поле.
Кстати, “серьезную игру” попыталась в очередной раз продемонстрировать и Анкара. Надо же хоть как-то минимизировать имиджевые потери после известных интернет-разоблачений. По словам президента Абдуллы Гюля, “существование замороженных конфликтов подрывает престиж ОБСЕ”. И Турция “совместно с Россией играет ведущую роль в попытках решить карабахский конфликт. Я обсудил этот вопрос с Дмитрием Медведевым”. Как говорится, “мы пахали”, гордо сообщила муха, сев на лоб буйвола. При этом он вновь заявил, что в вопросе армяно-турецкого урегулирования “ведется спокойная, но очень решительная дипломатия”. В этой связи отметим, что президенты Саргсян и Гюль в Астане поздоровались. Вероятно, этот эпизод турецкая сторона тоже относит к “решительной дипломатии”.