Самаркандский сказочник из Эривани

Архив 201117/03/2011

Самаркандский сказочник из ЭриваниВ Национальной галерее проходит выставка произведений Ованнеса Тер-Татевосяна (1889-1974), художника прекрасного, но, к сожалению, мало даже в своем родном городе известного.
Так уж сложилась его личная и, соответственно, творческая судьба, которую в некотором смысле можно назвать типичной для армянского художника, а именно — то, что по большому счету Тер-Татевосян сложился как артист вне своей родины и работал вне Армении.

Самое удивительное и примечательное, что он родился в самом Ереване. В Эривани. Художественной среды — никакой. Даже намека. Но увлекается рисованием. Карандаши, бумага. Наброски, перерисовки. И вдруг улыбается фортуна: в Эривани появляется настоящий художник — Н.Роот, приглашенный из Петербурга расписывать Русскую церковь Св.Николая — ту, что порушили в советское время. Ованнес идет к нему в ученики. Далее жизнь Ованнеса приняла несколько калейдоскопический характер: неожиданный и радужный. Рисовальная школа в Тифлисе — среди учителей Егише Тадевосян. Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Поступает сразу при огромном, как сейчас говорят, конкурсе. Сам Манташев открывает молодому дарованию кредит до самого конца обучения. Любимый мэтр — Константин Коровин. На каникулы приезжает в Армению — без устали ездит и пишет пейзажи. Скажем сразу: блестящие вещи. Изысканные по цвету и необыкновенно свежие. Ощущение, что только вчера нарисованы. Среди этих работ немало изображений Еревана того времени, что делает их редкими свидетельствами ереванского “урбанизма”. Церкви, сады, Конд, рынок-Кантар, баня, колодец — изумительно красивые, нежные, “вкусные” работы, сохранившие аромат вековой давности, казалось, навсегда растворившийся во времени. Правдивый и лирический образ города, позже так нещадно хулимый большевиками. А еще он живописал окрестные виды, села, Севан. Добрался до Тифлиса. Едет с Николаем Марром в Ани — рисует. Восходит на Арарат. Наконец в 1912 году в апреле в городском Купеческом клубе устраивает свою первую выставку, почти 100 работ. Первую в истории Еревана художественную выставку. Вскоре едет в Самарканд на практику, потом снова и как-то прикипает к этому городу и стране. Как оказалось, надолго, с перерывами на целых полвека. Там он опять же живописал, организовал керамическое производство. Впрочем, не только там, но и в Ереване, в 20-х годах, но, увы, ничего путного здесь не вышло, оказалось, сырье не то. Так и застрял в Узбекистане ереванец Ованнес Тер-Татевосян. Себя не щадил и стал весьма заметной фигурой тамошнего искусства и художественной жизни. Главное — уцелел, с такой-то фамилией вполне ведь могли забрать. Рисовал, оформлял, преподавал. В 44-м стал народным художником. Пейзажи, памятники, жизнь и быт Узбекистана получили потрясающего сказочного интерпретатора. Даже если он писал нечто на колхозную тему. Его соцреализм вовсе не был “соц”, а был просто безумно красочным, сочным, ориентальным реализмом. Жил в Ташкенте вплоть до землетрясения в 66-м и переехал в Москву. Весь 68-й год жил в родном Ереване. Регалий и наград у Тер-Татевосяна было множество, как и всяких выставок. И только дважды в Ереване. В 1966-м в Доме художника он показал более сотни работ, а через тридцать лет в галерее “Мкртчян” — работ тридцать. И все из коллекции горячего поклонника его искусства Г.Амирханяна, который без устали по крупицам собирает их. Нынешняя экспозиция в значительной мере заслуга коллекционера, он также содействовал изданию каталога-альбома, дающего достаточно полную картину жизни и творчества художника. И прежде всего благодаря прекрасному тексту Элен Гайфеджян: под стать искусству Ованнеса Тер-Татевосяна, которого отличало виртуозное мастерство, тончайший вкус, мажорное, солнечное цветовидение. Причем независимо от того, где он писал свои работы — в Армении ли, Тифлисе, Самарканде или Гурзуфе. Везде органично сливался со средой, понимал, чувствовал ее глазами, сердцем и умом. Вначале армянский художник, он стал также художником узбекским, привнеся в искусство этой страны свои армяно-русские ощущения. Получился редкостный сплав, весьма напоминающий огненный опал, если, конечно, можно сделать такое сравнение. Думаю, можно. Тем более что в работах Ованнеса Тер-Татевосяна так естественно сочетаются роскошь и простота, мастерство европейского маэстро и тщание армянского варпета.
Не посмотреть эту выставку было бы непростительным упущением.