Сако, Бабас, а также Мартирос Ерзнкаци

Архив 201011/12/2010

“Армения” успешно начала второй этап экспедиции “Месроп Маштоц” и плывет, пополнив экипаж коком и оператором. Впрочем, об этом рассказывает начальник экспедиции Зорий БАЛАЯН
Долго будет это у нас еще продолжаться. Заглянешь в камбуз, бросишь взгляд на то, как новый кок накрывает на стол, пройдешь мимо дверцы первой по левому борту каюты и невольно непременно вспомнишь Самвела. Лично у меня ко всему этому прибавляется еще и то, что часть моей походной библиотеки с самого начала мы пристроили у кока. Книги, атласы, монографии, словари. У меня вся она не помещалась. Помнится, как был рад Самвел такому вот вынужденному решению — расположить именно у него, как он говорил, бесценную морскую и армянскую историческую литературу. Он ведь у нас был фанатичный книголюб. Бывало, за день по десять раз я заглядывал к нему за нужными мне книгами и замечал, что даже при сильной качке он умудрялся читать. Так что вспоминаем его всегда. А к портрету, висящему на стене, уже привыкли как к норме, как к шторму. Однако жизнь продолжается. Привыкаем к новому коку. Хотя вольно или невольно задумываешься. Как он перенесет нескончаемые штормы. Соблюдая морскую традицию, с которой мы начали первые репортажи еще со времен “Киликии”, представим новенького.
Кстати, о традиции. Я бы не сказал, что речь идет о каком-то непременном законе. Хотя много написано о том, как в стародавние времена при первых экспедициях редко когда составлялся, а тем более сохранялся список имен членов экипажа. Христофор Колумб, как известно, пересек Атлантику на трех каравеллах — “Санта-Мария”, “Пинта” и “Нинья”. Но ни на одной из них не сохранился полный список членов экипажа. Сохранились в основном имена, скажем так, командного состава. Еще Тур Хейердал, который в одиночку никогда не плавал (он строил, организовывал, руководил экспедициями), но выражал недоумение по поводу того, что история не сохранила многих имен мореходов только потому, что не всегда обращали внимание на зафиксированное на бумаге “штатное расписание”, никогда о них не писали.
В продолжение темы хотелось бы, как это я делал ранее, благодарно напомнить о судьбе нашего великого соотечественника, смело можно сказать, первого официального, профессионального путешественника Мартироса Ерзнкаци. Увы, до нас дошло очень мало написанных им страниц. А ведь по всему было видно, что он пытливо и исправно описывал все увиденное. Сохранилось всего несколько десятков страниц. Но это клад, кладезь. Он обошел, объехал, проплавал по всей Европе. Его знали многие современники. По времени все совпадает с тем, что Ерзнкаци мог быть в одном из экипажей экспедиции Колумба. Об этом написал большой исследовательский материал талантливый публицист, науковед, собственный корреспондент “Известий” по Армении, бывший главный редактор “Коммуниста” мой друг Борис Мкртчян в популярной еженедельной газете “Неделя”. Все совпадает по времени и по логике. Есть документ, подтверждающий, что он был в порту Кадис именно в том колумбовском стартовом 1492 году. Он знал почти все европейские языки. Известно, что не так легко собирать экипажи для столь большого и длительного плавания. Бывало, начальники экспедиций брали на борт даже случайных людей. Так что не мог бы Колумб отказаться от услуг профессионального путешественника, владеющего не только искусством паруса, языками, но и пером.

Итак, о новом коке. Саркис Кузанян, Сако (на снимке справа). Родился в Ереване в1983 году. Учился в Ереванском политехническом институте. Окончил магистратуру на факультете электротранспорта. Отметим примечательную страницу его биографии: во время учебы в вузе работал охранником, рабочим в различных предприятиях. Даже стал специалистом по установке и ремонту кондиционеров. Университетский диплом не дал ему работу по специальности, и он занимался мелким предпринимательством. И, конечно, служил в армии. Кстати, служба в армии — это уже условие у нас твердое.
Целая комиссия проверяла вестибулярный аппарат Саркиса. Среди них были и Армен Назарян и, как мы говорим, член сухопутного экипажа “Армении” заслуженный тренер СССР по борьбе Левон Айрапетян. Обороты, вращения, выверты на специальном тренажере. Словом, все необходимые тесты Саркис прошел успешно. Однако, несомненно, главный тест впереди. Океан. Если не выдержит — ничего страшного. Отправим домой. Морская болезнь неизлечима. Найдем другого кока. Дорога длинная. Ну и о главном. О самой кулинарии. Времени, конечно, было мало, но он все же прошел ускоренные курсы поваров в Н-ской войсковой части.
Сако входит в число возрастной группы “до тридцати”. Их теперь трое. По старшинству — Саркис Кузанян, Ваагн Матевосян и Мушег Барсегян. А это значит — до тридцати лет ни грамма спиртного, ни одной сигареты. И не только на борту. Еще одна немаловажная деталь. На борту у нас теперь все с высшим образованием. Как известно, наши севанцы — Ваагн и Мушег — сразу после первого этапа плавания на “Киликии” были приняты в Армянский государственный физкультинститут и впервые в этом году на борту “Армении” они выйдут в океан, так сказать, в дипломированном ранге. Хочу признаться, что я безмерно счастлив потому, что севанские ребята все эти годы параллельно с плаванием изучали и грызли целые науки.
…И еще об одном новеньком. Хотя трудно таковым назвать человека, который целых три года, от звонка до звонка, плавал на “Киликии”. Но новенький он на “Армении”. Это Самвел Бабасян. В штатном расписании “Киликии” он проходил как матрос и телеоператор. Однако если на “Киликии” число членов экипажа доходило до девятнадцати, то на “Армении” их всего семь. Ибо всего семь спальных мест. И учитывая, что Гайк Бадалян не только моторист и электрик, штурман и начальник вахты, но и телеоператор (окончил соответствующий вуз вместе с Бабасяном), вот и решили, что он заодно и будет снимать фильм. Ошиблись. Слишком много судовых ролей выпало на долю Гайка. В результате пострадало искусство, которое требует не только жертв, но и особого внимания, особого подхода и много времени. И вот на полпути я связался с Бабасяном по телефону, предварительно заказав авиабилет в “Армавиа”. Вскоре Михаил Багдасаров сообщил, что билет уже готов и что нужно только сообщить “куда” и “когда”. Самвел уже готовился вылететь в Аргентину. Но именно тогда случилась беда наша с коком. Мы все вернулись домой, чтобы быть рядом с нашим Самвелом. Сейчас мы уже ни на час не отпустим никуда нашего оператора. Это он снял все фильмы о плавании “Киликии”. Это Бабасяна считали настоящим “телепевцом” рассвета и вечерней зари, портретов моряков и уникальных танцев дельфинов, штормов и штилей. А место на судне найдется всем восьмерым.
К счастью, весь прошлый год Бабас (так мы его называем на яхте) не сидел без дела. Он снял фильмы о героях Арцаха, о Гранте Динке, о Спитаке и даже о Солнце. И сейчас кроме съемок непосредственно на судне он будет продолжать работу над программой экспедиции. В прошлом году успели (не без помощи наших послов, консулов, церковнослужителей) отснять в рамках экспедиции армянские церкви, памятники старины, хачкары в Египте, Калифорнии, Бразилии, Уругвае, Аргентине.
Это и есть одна из самых главных задач экспедиции “Месроп Маштоц”. И именно поэтому у нас столь сложные и многотрудные маршруты, не позволяющие обойти стороной места, где были и есть очаги спюрка.