Сабина ФРЕЙЗЕР: Анкара и Ереван могут открыть консульства

Архив 201001/05/2010

Проанализировав нынешний “замороженный” этап турецко-армянских отношений, руководитель Европейской программы Международной кризисной группы (ICG) рекомендует лидерам обоих государств “сфокусироваться на возможном, не уповая на лучшее”.

В статье, опубликованной на этой неделе в Zaman, Фрейзер, как и обычно, выражает немало противоречивых мыслей. Так, она с ходу заявляет, что решение армянской стороны отложить рассмотрение протоколов — удар по процессу примирения, “но этот удар предоставляет возможность лидерам двух стран сосредоточиться на возможном”.
По Фрейзер, цель протоколов — установить дипотношения между Турцией и Арменией, признать и открыть взаимные границы и создать совместную историческую комиссию. “Последние два пункта невозможно осуществить в ближайшем будущем”, — пишет она, акцентируя необходимость реалистичных шагов на “наработанной” основе. А основа, по ее мнению, внушительна: “За прошедшие 18 месяцев официальные лица обоих государств провели огромное количество встреч. И эти отношения как минимум должны быть оформлены, хотя бы на уровне консульских служб”.
К идее оказания консульских услуг населению Турции и Армении представительница Международной кризисной группы еще вернется, но прежде она считает нелишним поведать о закрытой с 1993 года границе, об “оккупации армянскими вооруженными силами азербайджанских районов вокруг Нагорного Карабаха”.
“В прошлом октябре, — пишет Фрейзер, — была надежда, что открытая граница поможет решению нагорно-карабахского конфликта… Возрастающие контакты способствуют большей региональной стабильности и более сбалансированному вовлечению Турции в Южный Кавказ. Азербайджану, однако, это видится иначе”.
Автор публикации утверждает, что весной 2009 года лидеры Баку стали обращаться не только к турецкому премьеру Эрдогану, но также к турецкой оппозиции, требуя не открывать границу до тех пор, пока Армения не вернет территории. “Они угрожали пересмотреть цены на поставки газа с месторождения Шах-Дениз… Общественное мнение в Азербайджане по отношению к Турции не без поддержки официального Баку стало негативным, во время некоторых акций протеста были даже сожжены чучела турецких лидеров…” Именно в силу этих факторов Анкара решила, что “она не может игнорировать давление Азербайджана и не желает в этой непростой ситуации, связанной с конституционной реформой, брать на себя еще и борьбу с националистами из парламентской оппозиции, выступающими против открытия границы с Арменией, а также с националистически настроенными членами внутри самой правящей партии”. Такого рода сложностями объясняет Фрейзер характер заявлений премьер-министра Эрдогана, в частности его настойчивое требование прогресса в нагорно-карабахском урегулировании, которым обусловливается открытие границы.
Директор европрограммы ICG почему-то считает, что за последние несколько месяцев Турции удалось оживить нагорно-карабахский мирный процесс, протекающий под эгидой Минской группы ОБСЕ. По словам Фрейзер, Армения и Азербайджан “как никогда близки к подписанию соглашения по базовым принципам, которые они рассматривают с 2005 года, но разногласия по вопросу статуса Нагорного Карабаха сохраняются…”
Предвзятость автора публикации нет-нет да и “прорезывается”. В том числе и в заявлении о том, что “армянское правительство за последние несколько месяцев не много сделало для того, чтобы засвидетельствовать свою приверженность тем или иным аспектам протоколов”. “Напротив, оно постаралось дистанциироваться от исторической комиссии, цель которой — объективное научное изучение исторических фактов и архивов. Армяне воспринимают это как фундаментальное посягательство на их национальную идентичность. Они не согласны обсуждать факт геноцида, что особо подчеркнул президент Саргсян в своем недавнем интервью Der Spiegel”.
Опять же, по субъективному мнению Фрейзер, решение армянской стороны о приостановке ратификационного процесса можно расценивать как победу диаспоры, придерживающейся жесткой линии, и как поражение суверенной внешней политики Армении. Но еще более автора волнует то, что с “замораживанием протоколов турецкое руководство потеряло шанс предотвратить признание геноцида в мире”. “За время, оставшееся до 100-летней годовщины этих событий, международное признание геноцида скорее всего наберет обороты”, — прогнозирует аналитик.
В заключение публикации Фрейзер выражает опасение, что многолетние усилия по построению мер доверия, предшествовавшие подписанию турецко-армянских протоколов, могут также пойти насмарку. “Чтобы этого не произошло, Анкаре и Еревану следовало бы отложить в сторону наиболее трудные аспекты протоколов и продвигаться вперед посредством реализации менее противоречивых задач. Несмотря на нынешние трудности, лидеры обоих государств могут пойти на установление дипотношений и признание взаимных границ”. По ее словам, эти два пункта касаются исключительно двусторонних отношений и не нуждаются в парламентской ратификации. (Автор явно не случайно проявляет столь удивительную неосведомленность в том, что касается границ.) Еще одну неточность допускает она, говоря о числе граждан Армении, проживающих в Турции. По данным Фрейзер, их примерно 40 тысяч, по более реалистичным оценкам — не более 15 тысяч.
Впрочем, про наших граждан — как проживающих, так и отдыхающих в Турции — аналитик вспомнила для того, чтобы обосновать свое предложение об открытии консульств. В консульских услугах нуждаются и турки, делающие бизнес в Армении, отмечается в публикации. А затем вновь подчеркивается: “Даже при нынешнем непростом дипломатическом климате лидеры Турции и Армении могут и должны сделать шаг, заверив тем самым, что их народы в состоянии строить бок о бок процветающее будущее и в перспективе примириться со своей общей болезненной историей”.
Отдел политики