“С одного из них сорвали погоны, с другого — фуражку…”

Архив 201003/06/2010

Недавно открывшаяся после реконструкции площадь Свободы превратилась в “яблоко раздора” между стражами правопорядка и оппозиционными активистами, которые именно здесь, у Оперы, желают декламировать свои протестные речи.

И это дело принципа. Не допускать активистов на площадь — тоже дело принципа, но для полицейских, что более понятно: ведь не все гуляющие у Оперы хотят ощущать себя частью чьей-то борьбы за “светлые идеалы”. Многим совсем не до борьбы — им, может, просто поразмяться охота. Но не об этом речь. Вопрос в другом — что может получиться из столкновения двух принципов? Ответим сразу и просто: ничего хорошего.
Наверняка главная задача наученных горьким опытом полицейских — это пресечь неуместную (в смысле места — Оперы, значит) активность изначально, пока желание посидеть с плакатиком на площади не трансформировалось в желание поспать на площади в палатке. Задача молодых активистов — доказать себе и другим, что они вольны сидеть и спать там, где им вздумается, даже если другим не останется места на прогулку. Так, инициатор протестной акции В.Гаспари, один из бывших заключенных по делу о массовых беспорядках 1 марта, не только сел, но и лег вместе со своими сторонниками на площади. За это нарушитель общественного порядка так и в лежачем положении был доставлен в участок. Но порядок и покой уже безвозвратно были потеряны, потому как число желающих последовать “подвигу” Гаспари стало астрономически нарастать. По данным Полиции, более ста энтузиастов рвались к новому асфальту — чтобы посидеть, полежать и попрыгать на нем. И все из чувства протеста.

В полицейской сводке события, развернувшиеся на площади и на подступах к ней, описаны так: “31 мая в 19:00 в центральное отделение полиции поступила информация о том, что неизвестные лица, нарушая общественный порядок, попытались пройти на площадь Свободы. Служащие полка патрульно-постовой службы управления полиции города Еревана с целью пресечь их действия неоднократно призывали правонарушителей к порядку, однако последние, оказывая сопротивление сотрудникам полиции и выкрикивая в их адрес матерные оскорбления, применили опасное для здоровья насилие в отношении нескольких полицейских, нанеся им травмы (фамилии нарушителей называются — ред.)… Молодая девушка из толпы плеснула неизвестной химической жидкостью с особым запахом в лицо младшему сержанту полиции Геворгу В… Сотрудники полиции с телесными повреждениями были доставлены в медицинский центр Святого Григория Просветителя”… Согласно сводке, столкновения с полицией продолжились позже и на проспекте Маштоца, где полицейским также были нанесены травмы, с одного из них сорвали погоны, с другого — фуражку…
В итоге полицейские подвергли приводу в участок более десятка граждан, основную часть которых отпустили спустя пару часов, кроме сотрудницы газеты “Айкакан жаманак” Ани Геворкян, которую задержали за то, что она “не подчинилась законным требованиям полицейского Амбарцума Боксяна и применила в его отношении неопасное для жизни насилие — ударила рукой по лицу, причинив полицейскому боль”. А это часть 1 статьи 316 УК РА — “Применение насилия по отношению к должностному лицу”. Задержаны также, но по признакам другой статьи — о хулиганстве — ее брат Саркис Геворкян и активист АНК Давид Кирамиджян.
“Айкакан жаманак” утверждает, что ударила не Ани, а ударили ее. Соответственно отвечать по закону должны стражи правопорядка, которые препятствовали выполнению законной профессиональной деятельности журналиста, а это, согласно статье 164 УК РА, уголовно наказуемо. “Как умудрилась 23-летняя девушка применить насилие по отношению к полицейскому — до сих пор непонятно”, — пишет газета, считая, что с журналисткой свели счеты за опубликованную недавно статью. В ней она написала, что “гимн полиции Армении скопирован с гимна полиции Грузии” и, дескать, сделано это “для рекламы Алика Саргсяна” (?! — ред.).
В связи с инцидентом офис омбудсмена распространил сообщение, в котором, в частности, призвал “граждан воздержаться от действий, нарушающих общественный порядок”, а “органы полиции при выполнении своих обязанностей по обеспечению общественного порядка и общественной безопасности строго соблюдать требования закона,.. воздерживаясь от необоснованных ограничений права граждан на проведение мирных собраний”.
Заявление защитника прав человека не понравилось Армянскому национальному конгрессу. Представитель АНК Левон Зурабян, раскритиковав омбудсмена, якобы стремящегося угодить и “вашим”, и “нашим”, тем не менее поспешил откреститься от прошедших протестных акций. Дескать, конгресс никакого отношения к их организации не имеет. Однако сейчас, когда события получили любопытный оборот, Зурабян заверил, что АНК “мобилизует все силы для оказания политической, моральной и юридической помощи задержанным”.
Зурабян сказал и о главе конгресса. По его словам, Левон Тер-Петросян на днях вернулся из США, но пока не включился в активную деятельность. У него, выясняется, привычка во все вникать, прежде чем что-либо предпринимать. Представитель АНК мог бы и попроще объяснить бездействие босса, который явно после трансатлантического перелета отсыпается. А спать, как известно, он страсть как любит.  
Арсен ГРИГОРЯН