С Марианной в сердце

Архив 201019/06/2010

На днях главный архитектор Армении, замминистра градостроительства Нарек САРГСЯН был награжден Национальным орденом Франции “За заслуги”. Орден учрежден в 1963 году президентом де Голлем и является одной из высших наград страны. Несколько лет назад он уже был удостоен ордена “Национальное достоинство”.

Своими орденами Франция распоряжается довольно скупо, особенно когда это касается иностранцев. Ордена “За заслуги” удостаиваются “за особый вклад в дело процветания Франции и распространение французской культуры и французской экономической модели”. В письме, адресованном Нареку Саргсяну, президент Николя Саркози, в частности, отмечает: “Я лично пожелал присудить Вам эту престижную награду как знак оценки Ваших заслуг перед нашей страной”.
Все так. Уже двадцать лет как Нарек Саргсян наводит мосты между Бель Франс и Арменией. Вручая орден, об этих мостах упомянул и посол Серж Смесов — это отличная метафора.
Началось все в 1990 году, когда он, практикующий архитектор и кандидат архитектуры, принял участие во Всесоюзном конкурсе молодых архитекторов и стал первым лауреатом. “Участников было более сотни, а в финал прошли только человек двадцать”, — не без гордости вспоминает Саргсян. Лауреата поощрили поездкой в Афины, где на него положили глаз представители Ассоциации армянских архитекторов Франции. Вскоре Архитектурно-строительный институт (сегодня Госуниверситет архитектуры и строительства) отправил его на стажировку в марсельскую Высшую школу архитектуры. В Марселе его включили в группу, проектировавшую школу в Гюмри. Нарек был уверен, что школа в разрушенном городе должна быть не типовой, а оригинальной, единственной в своем роде. Вышел спор. В итоге он показал характер и вышел из группы. Скоро его вернули — согласились с его концепцией. В 93-м Нарек вернулся из Марселя, стал деканом архитектурного факультета и совершенно органично начал сотрудничество с посольством Франции и первым послом мадам Д’Артинг. Даже возил ее по стране. Конечно, этому способствовало и свободное знание языка. При его активном содействии тогда был решен вопрос здания посольства Франции. “Так получилось, что я постепенно оказался втянут во все франко-армянские архитектурные акции. А их постепенно становилось все больше. Среди главных в то время хочу отметить договоры о сотрудничестве, подписанные с марсельской Высшей школой и университетом Пари-Вильмен. Я стал вроде как представителем института”.
Конечно, Нарек Саргсян был не один, большую роль в становлении и упрочнении связей сыграли также председатель СА Арцвин Григорян и ректор Архитектурно-строительного института Арис Бегларян. В 93-м первые группы стажеров обменялись визитами. Была, без сомнения, взаимная польза. Началась кропотливая совместная работа, которая в 94-м увенчалась приятным результатом — правительство Франции приняло решение об эквивалентности армянских дипломов архитекторов французским дипломам. Этому способствовали объединенные усилия Нарека Саргсяна, В.Едояна и Ю.Сафаряна. После этого поездки, конференции, семинары, совместные проекты стали органичной частью профессиональных отношений. Для нас это по понятным причинам стало глотком чистого воздуха. В 94-95 годах Саргсян, будучи в очередной раз во Франции, организовал в Марселе сбор и отправку материалов и инструментария для карабахских архитекторов, к тому времени там уже появилось местное отделение Союза архитекторов Армении, но не было даже элементарных орудий труда.

В 1996-м Саргсян был приглашен в “Армгоспроект” и начал с коллегами работу над генеральной схемой расселения Армении. Итог этой схемы, позже удостоенной Госпремии, — также результат сотрудничества с французскими специалистами. Знания, почерпнутые в Марселе, оказались вполне применимы и в нашей стране. Далее он включился в разработку закона о градостроительстве — и вновь не обошлось без французского опыта. Так с каждым годом крепли и связи, и чувства. Так получилось, что фактически все наши архитектурные дела с Францией осуществлялись при его деятельном участии. Со многими коллегами — французами и тамошними армянами — он крепко сдружился. Не стоит и объяснять, как важен в делах человеческий фактор.
Франкофония явилась для Нарека Саргсяна не простым увлечением, а образом жизни, в некоторой степени даже образом мыслей. Когда в 1999 году он стал главным архитектором Еревана, “франкофония” обрела более вещественные формы. Так, при разработке Северного проспекта он опирался не только на идею Александра Таманяна — это и так понятно. Прототипом стали, в частности, замечательная пешеходная улица в Лионе, а также префект Парижа Осман, решительно расправившийся с ветхой застройкой столицы. В некоторой степени и проект дома Азнавура на Каскаде навеян формами Гранд Арш в парижском Дефансе.
Опыт французских коллег-друзей в качестве консультантов пригодился и при разработке генплана Еревана, утвержденного в 2005 году. “Для нас была особенно важна их методология — французы в этой области градостроения одни из лучших в мире. У них огромные традиции и крепкая школа. Там очень большое место уделяют формированию и благоустройству среды обитания”, — говорит Саргсян.

В 2005 году Нарек Саргсян занялся организацией замечательной выставки “Земля — взгляд с неба” известного французского аэрофотографа-путешественника Янна Артюса-Бертрана. Инициатива принадлежала посольству, но сугубо местных вопросов было с лихвой. Совсем скоро грянул Год Армении во Франции. Саргсян предложил включить в ее программу выставку “12 столиц Армении” в Консьержери, ставшую одной из самых интересных и значительных. Он же и стал ее комиссаром с армянской стороны на пару с директором музея Сильви Клавель. После завершения Года выставка экспонировалась в Брюсселе, а в нынешнем году — в Марселе.
Чувства к Франции реализовались также в деятельности Ассоциации европейских курортных городов, на первом съезде которой Армению представлял главный архитектор. Наша страна стала ассоциированным членом организации, а доклад Саргсяна о перспективах родного Джермука попал в число пяти лучших из почти трех сотен. Джермук, как ему представляется, должен сохранить армянскую специфику и традиции, но облечь их в цивилизованные французские формы. “На днях приезжает Бернар Тулье, один из руководителей ассоциации, признанный специалист по курортным городам. В Джермуке начинаются работы по благоустройству зеленых зон, и мы ждем его рекомендаций, — говорит Саргсян. — Приедут также представители Сен-Рафаеля, побратима Джермука, для освежения побратимских чувств и контактов”.
Даже хорошо зная, что Нарек Саргсян — продвинутый трудоголик, трудно понять, как он умудряется сочетать функции главного архитектора, замминистра градостроительства с множеством общественных, в том числе франкофонских, дел и живым творчеством в своем мастерской. Однако удается. Несколько его проектов материализуются в ближайшее время.
Осенью в соответствии с распоряжением правительства начнется сооружение главной башни Дома правительства. Задуманная еще А.Таманяном, она осталась на бумаге вплоть до той поры, пока Саргсян не попробовал реанимировать ее. Разумеется, проект откорректирован с учетом современных требований. Башня даст и правительственному комплексу, и площади завершенный вид. С тыльной стороны правительственного квартала начнется строительство центрального офиса Армянского благотворительного союза в Ереване. Фасад его выходит на Главный проспект, рядом по предложению Саргсяна вновь возведут здание городской Думы, некогда украшавшее площадь Шаумяна и демонтированное при строительстве Итальянской улицы. На Северном проспекте по его проекту начнут строительство отеля французской фирмы IBIS. Недалек и день, когда начнется строительство крупного бизнес-центра на площади Шаумяна, на месте сгоревшего здания Минюста. Завершается строительство нового корпуса резиденции главы государства. Как успевает? Так и успевает, ведь под лежачий камень…
Что касается сугубо министерских дел и обязанностей, то и их невпроворот. Особо важной представляется разработка “эталона” градостроительного устава для городов с особо регулируемой схемой застройки. Много хлопот с новым районом Джермука, который решено заложить на месте бывшего аэропорта.
* * *
Во всех делах главного архитектора и просто гражданина видимо и невидимо присутствует Франция. Нарек Саргсян стоит у истоков реального сотрудничества Армении и Франции и никогда не прерывает духовного общения с этой страной. Орден “За заслуги” — шестиконечный крест с Марианной в медальоне — лучшее тому доказательство.