С Манташянцем никаких проблем. С Нжде проблем множество

Архив 201104/06/2011

В мае художественный совет мэрии рассмотрел проекты двух памятников, сооружение которых должно быть осуществлено в столице. Один — памятник национальному благотворителю и меценату Александру Манташянцу, другой — государственному и политическому деятелю, одному из лидеров освободительного движения Гарегину Нжде.
С памятником Манташянцу никаких вопросов у членов художественного совета не возникло.

 Тиграну Арзуманяну удалось создать замечательный образ, в котором слились воедино как образцовый мтаворакан, достаточно типичный для своего времени, так и умный, ловкий, удачливый промышленник. Импозантной скульптуре подобрано и весьма удачное место, а именно — у главного входа в “универмаг” на улице Абовяна: Манташянц обращен лицом к Малому залу, некогда построенному на его средства. Проект оказался настолько цельным и органичным, что за него худсовет проголосовал едва ли не единогласно. Против был только один скульптор по глубоко личным причинам. Так что не исключено, что в дни очередного “Золотого абрикоса” столица, будем откровенны, обогатится обаятельным памятником, который наверняка полюбится подавляющему большинству.
Иначе сложилась ситуация с проектом памятника Гарегину Нжде. Худсовет его не одобрил. Чтобы было понятно что и как, необходимо сделать небольшое и вовсе не лирическое отступление. Дело в том, что есть решение поставить памятник герою на месте другого памятника — Сурену Спандаряну. Он стоит на одноименной площади, которая подверглась поистине варварской “реконструкции” в связи с сооружением станции метро. Ее пустили к 70-летию Октябрьской революции, точнее — переворота. Но порушить великолепную стильную площадь со сквером и фонтанами оказалось недостаточно, и несколько лет назад площадь назвали именем Нжде. Из якобы политических соображений. Понятно, что большевик Спандарян оказался не у дел…
Итак, решено убрать Спандаряна и на его месте поставить памятник Нжде. Тем, кто так решил, вопрос кажется простым. Подняли краном, увезли, привезли новый памятник, краном же поставили на место. Увы…
Предложенный худсовету проект напомнил о сотнях подобных понаделанных в советскую эпоху. Стиль суровый, помесь соцреализма с агитпропом. Авторы (скульптор Геворг Геворкян и архитектор Левон Мкртчян) видят Нжде несущимся по весь карьер по некому скалистому склону с саблей в руке. Выражение всадника стандартно-героическое. Самое забавное, что конь и всадник, кажется, вот-вот сбегут, спасаясь, по лестнице, ведущей в нижний уровень площади, в метро. Крайне странное решение, если не сказать больше. Напомню, что этот дуэт изготовил памятник адмиралу Исакову, обезоруживающе серый.
Говорят, авторы — победители некоего конкурса общинного масштаба. Какого — точно не знают даже в Союзе художников. Но победа в подобном конкурсе вовсе не означает, что проект должен быть непременно материализован. Тем более проект, представленный для установки не на этой площади, а у кинотеатра “Айреник”.
Подытожим. Если твердо и навсегда решено иметь памятник Гарегину Нжде на этой площади, то насущно важно провести новый открытый конкурс, причем по всем правилам. Главное — концептуально решить, какого именно Нжде надо иметь — или военачальника, или интеллектуала, создателя новой национальной идеологии, или мученика — жертвы тоталитаризма. Важно не спешить и не ошибиться — жизнь показала, что памятники не любят суеты и легковесных решений. Ведь потом бывает отчаянно стыдно. Одновременно хорошо бы реконструировать однажды уже “реконструированную” площадь, вернее — срединную часть, освободить ее от никчемного травертинового панциря и максимально озеленить. Наконец, надо будет достойно пристроить Сурена Спандаряна — совсем не кровавого большевика, а наивного идеалиста.