С кем победим?

Архив 200911/07/2009

Если внимательно посмотреть (да и не очень внимательно тоже) на участников текущего митингового долгостоя, то нетрудно увидеть, что общество раскололось на три разновеликие части: на тех, кто за действующего президента, на тех, кто за первого президента, и на тех, кто за того президента, который победит в схватке.

Ничего нового: так было, так есть и так, скорее всего, будет. Несколько слов о тех, кто стоит на “листе ожидания” сегодня.
Как это ни прискорбно, выбирая верховного покровителя, чаще и больше всего томится, мечется и продается так называемая творческая интеллигенция, что в определенной мере оправдывает данную ей В.И.Лениным непечатную характеристику. Возбуждение отчасти из заложенного в ней гена внутреннего противоречия, в том числе и к разумному, отчасти из расчета набрать очки для выколачивания последующих дивидендов. Однако очки чаще всего не засчитываются, а дивиденды почему-то уплывают. После чего образуется присущее дамам бальзаковского возраста состояние глубокой неудовлетворенности властью плюс желание дождаться и прильнуть к следующему отцу армянской демократии. Либо благоразумно остаться при прежнем. Благо особо резких движений против действующей власти сделано не было, точно так как и симпатии к маячащему на горизонте властителю тоже не звучали в полный голос — они лишь угадывались. Что-то не похожее ни на рыбу, ни на мясо…
Голосовые регистры меняются и крепнут после того, как становится ясно: власть не просто качается, она определенно падает. Вспомним, как вела себя заметная часть армянской интеллигенции во время развала Советского Союза: соловьи светлого коммунистического завтра вдруг заделались его гневными обличителями, прожженные атеисты взяли в руки свечки и стали истово креститься, а все хором стали искать и находить в себе карабахские корни. Но опять же не настолько решительно и бесповоротно, чтоб после известного путча, обернись он возвратом советской власти, оказаться ей чуждыми и остаться не у дел. Ничего подобного. В случае чего легко повернулись бы спиной к церкви, лицом к КПСС и боком — к карабахским корням, которые, по правде говоря, в их родословных и не ночевали.
Замечено, выжидающие умеют долго сносить неудобства быстротекущей жизни, зато долго остаются на занимаемых собой должностях. Правда, ничем выразительным в своей политической деятельности не запоминаются. Впрочем, в неполитической — тоже. Однако, получив свое, держатся за власть так же цепко, как кустарник за землю.
Во времена, когда АОД только-только входил в силу, чтобы стать единственной руководящей и направляющей (а КПСС, которая была всем, становилась ничем), переток из одного состояния в другое тоже происходил по принципу “и хочется, и колется”. Хотелось во имя быстрого хапка в материальном отношении и всевозможного возвышения в статусном. Кололось из страха оказаться впереди паровоза и на крутом повороте быть им раздавленным.

То же и сегодня. Оттого, что вчерашний АОД поменял вывеску на нынешний конгресс, ничего не изменилось. Разве что качество нового левоновского окружения. Узнаваемые, а нередко и признаваемые интеллектуалы прошлого, отыграв свое (и не получив взамен ничего), передали эстафету второму составу и отошли в тень. Туда же, учуяв, за кем победа, постепенно отходят и боязливые выжидающие нового поколения. Пройдет немного времени, и, как это уже было, они станут говорить, что на митинги ходили все, кто угодно, но не они. Кричать и бить в барабаны останутся те, кому нечего терять.
Сергей БАБЛУМЯН
Москва