Русский язык в Армении: без школ, но с учениками

Архив 200910/09/2009

Армения — самая моноэтничная среди стран, образовавшихся после распада СССР.

Школ с русским языком обучения в Армении нет, и учиться можно лишь на армянском языке. Но не всем. Это не касается этнических русских и граждан других стран — для них открыто несколько классов с обучением на русском. Соответственно детям курдов, греков или ассирийцев, проживающих в Армении, можно учиться на своем родном языке. Согласно закону о языке, принятому в 1993 году, в Армении нет государственных средних школ с русским языком обучения. В качестве альтернативы для детей с гражданством других стран или принадлежащих к этническим меньшинствам в 40 школах страны действуют русские классы, где на армянском языке преподается лишь несколько дисциплин. Армения является самой моноэтничной среди стран, образовавшихся после распада СССР, больше 95% населения — армяне. Однако на выбор языка образования влияет тот факт, что многие армяне отправляются в Россию на правах трудовых мигрантов. В стране осели также несколько десятков тысяч беженцев из Азербайджана, лишившихся крова в ходе карабахского конфликта. Они также предпочитают говорить по-русски.

КАК ОТДАТЬ РЕБЕНКА В РУССКИЙ КЛАСС

Неделю назад девочка Нелли пошла в первый класс — один из сорока русских классов в стране. Это было решением ее мамы, Кристины. “Я выросла в семье беженцев из Баку, и армянский язык для меня родным так и не стал, — говорит Кристина. — Для меня важно, чтобы дети учились на русском языке, иначе я не смогу им помогать”. Но, для того чтобы устроить девочку Нелли в русский класс, пришлось пойти на хитрость. “Моя золовка — гражданка России, — рассказывает Кристина. — Она специально из-за школы оформила опекунство над моими детьми”.
Родители рассказывают, что иногда им приходилось использовать знакомства и прочие ухищрения, чтобы устроить детей в русские классы. Отбор детей в русские классы производится в Министерстве образования и науки Армении. Как сообщила в интервью Би-би-си ведущий специалист управления школ министерства Лилия Баласанян, для того чтобы ребенок мог учиться на русском, один из его родителей должен не быть этническим армянином или же иметь гражданство одной из стран СНГ.
“В русские классы зачисляются также дети граждан Армении, проучившиеся до шестого класса в школах стран СНГ”, — сказала Баласанян. Через некоторое время они переводятся в классы с армянским языком обучения, а приехавшим в Армению старшеклассникам предоставляется возможность окончить школу на русском.
Преподавание в русских классах ведется с использованием российских учебников и российских учебных программ, которые адаптируются к армянским учебным планам. Вся литература поступает в качестве гуманитарной помощи, а некоторые учителя из Армении проходят в России курсы повышения квалификации.

УНИВЕРСИТЕТЫ

Если после окончания школы выпускники русских классов хотят получить университетское образование, то к их услугам государственные и частные вузы, обучение в которых ведется на армянском языке. И вступительные экзамены в эти вузы нужно сдавать по-армянски.
Однако есть в Ереване и Российско-Армянский университет — РАУ — единственный государственный вуз Армении, где преподавание ведется на русском языке. РАУ был создан в 1997 году и пользуется статусом государственного высшего учебного заведения и в России, и в Армении. РАУ пользуется популярностью — на 11 факультетах университета учатся около двух тысяч студентов. Для того чтобы поступить туда на учебу, выпускникам русских классов приходится сдавать экзамены наравне с абитуриентами, окончившими обычные, армянские школы.
Будущий журналист Антон Ильченко, окончивший русский класс ереванской школы N 109, говорит, что при сдаче вступительных экзаменов почти не ощутил разницы в уровне владения русским языком между выпускниками русских и армянских классов. “Может быть, за небольшим исключением, все поступавшие вместе со мной нормально владели русским языком, — рассказал он. — Ну а те, кто знал хуже, не смогли поступить. Так ведь и должно было быть”.
А выпускница русского класса из Ванадзора Люсине Гюнашян, которая тоже учится в РАУ на факультете иностранных языков, говорит, что ее одноклассники предпочли получить университетское образование на армянском. “Из нашего класса в РАУ учатся только трое, остальные поступили в армянские вузы”, — сказала она.
Несмотря на естественное снижение числа трудовых мигрантов-армян в Россию из-за глобального кризиса, востребованность русского языка в Армении велика. И это понятно, ведь российский капитал играет в армянской экономике существенную роль. Тремя крупнейшими работодателями страны сегодня являются компании “АрмРосгазпром”, “АрменТел” (дочка российского “ВымпелКома”) и “Электрические сети Армении” (дочернее предприятие ИНТЕР РАО ЕЭС).
Анна СИМОНЯН, Би-Би-Си

Комментарий “НВ”.
Приведенный выше материал интересен прежде всего тем, что позволяет увидеть проблему русскоязычия в нашей стране, как говорится, снаружи, позволяет узнать, как она выглядит на взгляд тех, кто не испытал все ее последствия на себе. Закон “О языке”, принятый на волне национального движения 16 лет назад, был и тогда воспринят населением далеко не однозначно. Русский язык, хорошее владение которым целых 7 десятилетий считалось признаком интеллигентности, высокой эрудиции, культуры, вдруг в одночасье стал языком нацменьшинств, а доступ к нему был наглухо перекрыт всем гражданам Армении.
Смирялись с этим долго и тяжело, достаточно вспомнить длинные очереди в приемных высоких чиновников от образования и даже обмороки и истерики, которые закатывали взволнованные мамы отлученных от русскоязычного образования чад. Хотя вполне возможно, ишханяно-мирзояновские перегибы в те годы были реакцией на многолетнее ущемление национального языка, на незаслуженно и несправедливо отведенное ему второе место в родном отечестве.
С тех пор прошло 16 лет. И за эти годы в стране произошло множество перемен, которые всей своей сутью уже отвергают языковый радикализм 90-х. Мы стали демократическим государством, подписантом многих деклараций и конвенций, в том числе Декларации о правах ребенка, предоставляющей ему право выбора языка обучения. Мы входим в семью европейских народов, культура и менталитет которых зиждется на терпимости, на уважении иноверия, иноязычия и прежде всего на свободе выбора. Мы же, с готовностью декларируя приверженность этим принципам, на деле продолжаем сохранять стойкую приверженность моноязычию ишханяно-мирзояновских времен.
Сегодня, как и 16 лет назад, обучение в русскоязычной школе армянским детям заказано. Более того, в стране — за одним-единственным исключением в селе Фиолетово — нет ни одной государственной русской школы. Чего мы достигли с подобным подходом? Армянская молодежь, шустро освоившая европейские языки, не знает русского. Не знакома с русской культурой, с великой русской литературой. Сегодня на вес золота специалисты, хорошо владеющие русским языком: а спрос на них растет с каждым годом.
По-прежнему в ущемленном положении оказываются русскоязычные граждане, которым в собственной стране отведена роль нацменьшинств со всеми вытекающими отсюда последствиями. И хотя русский язык наряду с тремя другими языками нацменьшинств — езидским, курдским, ассирийским — официально признан в Армении языком общения, документы на русском языке в госструктурах принимают только с приложением перевода.
Даже один из самых ярых приверженцев моноязычия председатель госинспекции по языку Лаврентий Мирзоян уже обнаруживает склонность к компромиссам и открыто признает, что в отношении русского языка были допущены перегибы и ошибки надо исправлять.
На дворе XXI век, и, стучась в европейские двери, нам следует отказаться от некоторых “атрибутов” нашего ложно понятого языкового ура-патриотизма. Почему, к примеру, во всем Закавказье, даже в отличие от Грузии и Азербайджана, только мы, армяне, самые надежные партнеры и союзники России, в своей языковой политике продолжаем старую, уже изжившую себя политику отторжения русскоязычия? Сегодня наконец нужно ответить на этот актуальный вопрос не только словом, но и делом.