“Русский страх инноваций”

Архив 201112/05/2011

“В России все должно оставаться так, как есть. По крайней мере, если это касается премьер-министра Владимира Путина. От западного либерализма страна еще очень далека, несмотря на небольшие шаги в этом направлении.
Умереть от внезапного счастья — этого, как известно, боятся все русские. Чтобы не искушать судьбу, премьер-министр Владимир Путин несколько раз косвенно предупреждал о такой опасности. Недавно он сказал, что необходимая диверсификация сырьевого сектора не должна происходить рывками. Как будто подобное счастье действительно возможно.
Похожим образом он выразился на днях во время выступления в Думе. Ультиматум до 2020 года: “Никаких необдуманных экспериментов, замешанных на неоправданном подчас либерализме или, с другой стороны, на социальной демагогии”.
С тех пор комментаторы задаются вопросом о том, что такое “неоправданный либерализм”. И все сходятся в следующем: опасности, что счастье либерализма разразится после десятилетия ограниченной рыночной экономики, практически нет.
Спустя 20 лет после конца Советского Союза готовность русских к либерализму минимальна. Большинству 90-е годы запомнились не свободой и не конкуренцией, а почти катастрофической ситуацией, вызванной радикальными либеральными реформами, которые привели к низким зарплатам, галопирующей инфляции и произволу олигархов.
Стало ли это глубокой травмой, или это лишь оправдание страха перед свободой, но факт остается фактом: спрос на патернализм выше, чем на либеральный общественный и экономический порядок.
В сознании власть имущих “укоренился страх перед сильными изменениями”, писал публицист Федор Лукьянов задолго до выступления Путина. По этой причине проверенный консерватизм предпочитают необходимым инновациям. К тому же травмированное население — это огромный ресурс власти для трусливого истеблишмента. И поскольку Путин выражает коллективное сознание, он только усиливает эту травму.
Тем не менее правительство берет на вооружение либерально-экономическую риторику. В прошлом году оно инициировало волну приватизации, которая могла привести к большему сотрудничеству и потребности в демократических институтах. В конце концов были проданы лишь небольшие пакеты акций, по-прежнему делается ставка на государственное доминирование, а в банковском секторе оно усилено…
Парадокс: народ, который втайне поддерживает отчуждение собственности, например нефтяного концерна ЮКОС, больше всего страдает от дискредитации либерализма…”
Die Presse, Австрия