Россия и амшенские-хемшилские армяне

Архив 201620/09/2016

Любое упоминание о проживающих в исторической Западной Армении (нынешняя территория Турции) наших соотечественниках – миллионах криптоармян, амшенских армян или хемшилов на страницах СМИ, вызывает у армянской общественности нескрываемый интерес. И особенно соотечественникам, спасшимся от турецкого ятагана в конце позапрошлого, начале прошлого века на просторах России.

В этом смысле примечательным для армянской общины Сочи и в частности проживающих там амшенских армян событием стала их состоявшаяся летом с.г. встреча с представителями общины хемшилов Турции и Крыма, о чем сообщает портал kavkazoved.info.

 

Мы больше не хотим забывать, что нашими предками были армяне. Да, на протяжении последних веков мы живем практически отдельно, в отдаленности друг от друга. И наш общий язык, наши обычаи, традиции на первый взгляд исчезли, а наши песни забыты. Однако мы уже доказали, что это далеко не так», – убежден приехавший в гости к соотечественникам в Сочи, член Союза сохранения и защиты культуры «Хадиг», руководитель музыкального ансамбля «Вова» Хикмет Акчичек. Мнение Акчичека сегодня трудно назвать редким и тем более одиозным. Его придерживаются многие соотечественники, проживающие не только в Западной Армении, но и на российском Северном Кавказе, побережье Чёрного моря до самого юга России.

Первые амшенцы переселились на Черноморское побережье Кавказа в конце ХIХ – начале ХХ века, спасаясь от насильственной исламизации населения ставшей к середине ХIХ века одним из пунктов государственной политики Османской Турции. Позднее в 1878 году число российских хемшилов пополнилось жителями двенадцати сел, вошедших в составе Батумского округа, согласно подписанному в Сан-Стефано мирному договору, в Российскую империю. В силу своих как внешних, так и внутренних факторов амшенские армяне легко адаптировались к условиям практически любой социокультурной среды. Вступая в экономические и культурные контакты с окружающими народами, они перенимали и использовали многое из материальной и духовной культуры соседних греков, турок, русских, грузин, абхазов, адыгов, сохраняя в то же время собственную самобытность. Армяне-амшенцы аккумулировали те духовные, нравственные, морально-эстетические и этические ценности, которые отвечали специфике их жизни. Несмотря на практикуемую в Турции практику насильственной ассимиляции, инокультурное влияние не приводило к пассивному восприятию амшенскими армянами чуждой морали, мироощущения и миропонимания. Язык амшенских армян представляет собой сочетание армянского, турецкого и до некоторой арабского языков, распадаясь на несколько диалектов. Примечательно, что в их говоре остались и крупицы армянского грабара…

 

Представители различных этноконфессиональных групп Османской империи представляли геополитический интерес для центров силы, имеющих интересы в Турции. По словам тюрколога Рубена Мелконяна, в преддверии очередной русско-турецкой войны русская военная разведка в целях изучения фактора исламизированных армян отправляла в Западную Армению экспедиции еще в XVII-XIX вв.

Традиция академического исследования амшенских армян (хемшил) в России также имеет  свою историю. В статье «Там, где в старину жили армяне» российский востоковед-тюрколог Владимир Александрович Горделевский, опираясь на многочисленные факты, подробно описал весомость роли армян (и в том числе армян-мусульман) в экономической и культурной жизни Османской империи. Впоследствии в статье «Армяне и война» ученый, опираясь на свои впечатления от очередной поездки в регион, подробно описал геноцид армян в Муше, Битлисе, других местностях Западной Армении. В указанном труде Горделевский привел и неопровержимые факты насильственного обращения армян в мусульманство.

Еще более масштабную работу в период с 1863 по 1864 годы провел российский географ и путешественник Петр Александрович Чихачёв. Под его руководством было осуществлено восемь научных экспедиций по различным регионам Армении, Курдистана, Малой Азии. По итогам экспедиций учёный опубликовал около ста работ, в которых в числе прочего подробно описывалась культура, социальное положение, национально-освободительное движение армянского народа. Особое внимание Чихачев в рамках актуального в международной политике еще 1850-х «восточного вопроса», уделил и фактору армян-мусульман. Начиная со второй половины XIX века статьи об особенности фольклора, быта, обрядности и традиций амшенских армян изучались Г.Инджикяном, Л.Бжишкяном, П.Туманяном, Г.Ачаряном, С.Айкуни и другими учёными.

Естественно, что в рамках этой логики фактор армян-мусульман, начиная с 20-30-х годов прошлого века, активно изучался также и традиционными геополитическими соперниками России – американцами и британцами. Судя по практически полному отсутствию научных материалов и публикаций, исследователи из их числа делали это на несколько ином уровне. Исключение составляет доклад посла США в Турции Роберта Скиннера о неутешительном состоянии прав армян, всё ещё проживающих в Турции после учиненного над ними геноцида. В этом свете, а также в контексте насильственного захвата армянских детей и обращения их в мусульманство данная составляющая Армянского вопроса изучалась Лигой Наций. По словам Мелконяна, в конце XX века темой армян-мусульман в контексте резкого роста миграций турок активно интересовались власти Германии.

Сегодня в Российской Федерации проживают до 2 тысяч армян-хемшил, более половины из них обосновались в Апшеронском и Белореченском районах Краснодарского края, а также в Каменском районе Ростовской и Грибановском районе Воронежской области. Заняты наши соотечественники в основном в сфере бизнеса, торговли, строительства, земледелия и в целом, сохраняя свои корни и преемственность поколений, прекрасно интегрировались в местное общество.

 

В отличие от соотечественников с российского юга, жизнь и быт проживающих в Турции хемшил сегодня довольно тяжел. В основном они проживают в горных анатолийских районах, где занимаются скотоводством и выращиванием чая. С другой стороны, именно многолетняя изоляция позволила им сохранить, несмотря на многовековые притеснения, доброжелательность, приветливость, разговорчивость и множество других присущих армянам черт. И сегодня благодаря глобализации и веку цифровых технологий вся эта армянская самобытность постепенно выходит на свет, становясь достоянием армянского народа, точнее — всего армянства.

Именно глобализацией объясняет наблюдающееся усиление поисков хемшил своей армянской идентичности директор Института востоковедения Национальной академии наук Армении, профессор Рубен Сафрастян. Согласно его оценкам, которыми он поделился с автором данной статьи, данный процесс только начинается и предугадать вектор его дальнейшего развития пока что довольно сложно. Однако его развитию, безусловно, способствует именно глобализация, выражаемая в данном случае доступностью информации, поскольку в доинтернетовский век те же турецкие СМИ об этой проблеме явно бы не писали. В данном контексте армянский профессор склонен оценивать данный процесс как побочный продукт глобализации. Вместе с тем Сафрастян убежден, что проблемы национальной идентификации стали всплывать на поверхность именно в последний период отнюдь не случайно.

«Безусловно, нужно учитывать и ситуацию в современной Турции. Это не страна 60-70-80 годов прошлого века. С 1990-х годов в этой стране идут процессы либерализации. И хотя сейчас Реджеп Эрдоган и пытается загнать их внутрь, я не думаю, что ему это удастся. Не тот век. Эрдоган сажает людей в первую очередь за критику в свой адрес. Однако то же движение Гези 2012 года, случаи осуждения турками геноцида армян свидетельствуют о пробуждении турецкого общества и довольно масштабных перспективах этого процесса. На мой взгляд, пробуждение исламизированных армян является частью именно этого общего масштабного процесса», – считает Сафрастян.

По оценкам востоковеда, хемшилы, амшенские, исламизированные армяне – пока что только-только складывающийся фактор, четкому складыванию которого в первую очередь препятствует проблема их самоидентификации. Ученый в этом свете подчеркивает, что отнюдь не уверен в том, что большинство амшенских армян считают себя таковыми, отмечая необходимость глубокого, тщательного изучения данной темы. Вторым фактором, препятствующим «возвращению» наших соотечественников, на его взгляд, является турецкое правительство. По мнению Сафрастяна, в Анкаре о проблеме не только не забыли, но и проявляют в ее отношении нескрываемый интерес. В частности, ссылаясь на свои данные, профессор отмечает серьезность и систематичность изучения устройства и поведения хемшил турецкими спецслужбами. Скорее всего, у турецких силовиков наличествуют также определенные наработки применительно к разным сценариям развития сложного (если не сказать мозаичного) в этноконфессиональном отношении турецкого социума. Например, интересна тенденция возвращения к армянской идентичности среди некоторых турецких мусульман, чётко разграничивающих понятия «нация» и «религия». Армянский аналитик Саркис Ацпанян, ссылаясь на собственные источники информации в Западной Армении, отмечает тенденцию возвращения части исламизированных армян к своей национальной идентичности. Согласно его источникам, в Диарбекире с разрешения курдских местных властей уже действует Союз армян Турции, в котором жители окрестных сел обучаются армянскому языку. Аналогичные союзы, курсы армянского языка действуют в Муше, Дерсиме, Амшене. «И это только информация, которую я могу уже сегодня открыто предоставить, так что это все лишь первые цветочки. Просто поезжайте в любое село Западной Армении, подойдите к первому попавшемуся прохожему и произнесите «эрмени». Вас тут же отведут к дому, в котором проживает семья исламизированных армян», — отметил он. В этой связи Рубен Сафрастян склонен считать: надеяться на то, что турки будут сидеть сложа руки и наблюдать за одним из процессов, ведущих в направлении дезинтеграции турецкого общества, явно не стоит.

Сохранение исламизированными армянами преемственности поколений и идентичности позволяет с большей долей уверенности предполагать, что ассимиляция армян Западной Армении далеко не завершена, как это тщетно пытается продемонстрировать турецкая статистика. К этому следует прибавить некоторое количество «возвращенцев» – криптоармян, берущих христианские имена и фамилии и возвращающихся к вере предков. Некоторые армянские авторы не исключают даже задействования исламизированных армян Западной Армении в качестве геополитического фактора.