Ромас и Евгений

Архив 201029/07/2010

На снимке: слева — Евгений Мочалов, справа — Ромас (ударение на первом слоге) Наураускас. Один — русский, другой — литовец. Евгений старше, Ромас моложе. Есть и другие различия, но мы сейчас не об этом, мы о том, что соединяет.
Оба занимаются одним делом — собирают мебель. Евгений с Ромасом не просто ладят, они, можно сказать, дружат. Любят повспоминать, порассуждать, поспорить. Словом, общего у них много, но это еще не та история, пусть даже с фотографией, которую автор рискнул бы предложить уважаемым читателям “Нового времени”, если бы не было главного. А главное в чем?
Вот вам живая, можно сказать, документальная зарисовка с натуры, вызвавшая неподдельный интерес вначале к Евгению, далее к Ромасу и желание написать о них в газету.
— Барев дзес, ахпер джан, “Арарат” — хуп тур! — едва успев войти в дом, провозгласил крупных габаритов мужчина стопроцентно славянской внешности, лет пятидесяти на глаз и очевидный хиппи по содержанию (несмотря на кажущуюся несовместимость неумирающей субкультуры со сборкой кухонной мебели).
— Откуда армянский? — спрашиваю улыбающегося великана.
— Цавт танэм!.. — расцветает великан дальше.
— Апрес, ехпайр, апрес. Но армянский, армянский-то где взял?
…В общем, дело было так. В свои школьные годы Евгений Мочалов сдружился с одноклассником Кареном, ясное дело, армянином, после чего классный союз пополнился еще одним молодым человеком, чья фамилия опять же заканчивалась на “ян”. Так в русской школе с французским уклоном стал звучать и крепнуть нетипичный для московского учебного заведения армянский акцент.
Тройственный союз двух армян с русским другом не распался и после школы. Спустя годы Карен, к тому времени удачливый московский бизнесмен, пригласил Евгения в Ереван. И вот вам результат: “Армяне удивительны и неповторимы!”, “Севанским ракам (не говоря уже об одноименной форели) равных на свете нет!” Про коньяк и абрикосы скромно молчим. “Армения необыкновенно гостеприимная страна, а потому честь ей и хвала!” Короче — Арарат — хуп тур!!
Между тем еще задолго до того как Евгений пожинал плоды и смаковал вина солнечной Армении, в Ереване, как оказалось, уже побывала его мама, учительница одной из московских школ. Вы спросите — как, почему? Не поверите, но вовсе не по воле случая, без всякой практической надобности, не говоря уже об официальном приглашении посетить столицу с дружественным визитом. Просто, узнав о том, что Ереван будет отмечать свое 2750-летие, женщине сильно захотелось увидеть древний город своими глазами и лично поучаствовать в необычном празднике. Взяла билет на самолет, а дальше, как говорится, вперед и с песней… Подумайте только: русская женщина, одна, к лицам сплошной кавказской национальности. Чтоб увидеть Ереван и жить дальше…
Ромас жил и учился в Литве. После смены советской власти на сугубо литовскую семья Наураускасов переехала в Россию. Как я понимаю, не потому что Наураускасы противники независимости, просто отец Ромаса, офицер Советской армии, не захотел изменить воинскому долгу. Бывают же люди, улавливающие разницу между перчатками и присягой.
Внешне Ромас напоминает трех главных героев из фильма “Никто не хотел умирать” в одном лице, но это еще не значит, что он не похож на ковбоя из крутого американского вестерна. Ромас скуп на слова (прибалт все-таки), точен в движениях и безотказен в работе. В Ереване он не был, но очень хочет побывать. (Здесь, конечно, не обошлось без влияния уже знакомого нам “агитатора горлана-главаря.) Думаю, вместе с другом Евгением или отдельно, получится и у него. Добро пожаловать!