Роль Чапаева спасла Бориса Бабочкина от ареста

Архив 200912/11/2009

75 лет назад на экраны вышел фильм, ставший классикой советского кино. Образ легендарного комдива стал путеводной звездой для Бориса Бабочкина.  …Дача Сталина. Поздний вечер 4 ноября 1934 года. В просмотровом зале сам Хозяин, Ворошилов, Молотов, Енукидзе и Шумяцкий, возглавлявший тогда отечественный кинематограф. Прошло полтора часа. Зажегся свет, и Сталин объявил замершему киноначальнику: “Вас можно поздравить с удачей. Здорово, умно и тактично сделано. Хороши и Чапаев, и Фурманов, и Петька. Фильм будет иметь большое воспитательное значение”. Уже на следующий день возле ленинградского кинотеатра “Титан” выстроилась огромная очередь — так началось триумфальное шествие ленты, включенной в сотню лучших фильмов мира. 
БАТАЛОВ ИЛИ ВАНИН? 

О том, как Борису Бабочкину доверили воплощать легендарного комдива, ходят легенды. Одна из них гласит, что Чапаева должен был играть Николай Баталов, но у него обострился незалеченный туберкулез. Тогда пригласили Василия Ванина, уже игравшего Василия Ивановича в театре. А Бабочкина утвердили на роль Петьки. Но Бабочкин, увлекшись, стал показывать, каким, по его мнению, должен быть Чапай. Не долго думая режиссеры предложили Бабочкину сделать грим, приклеили усы — получился вылитый комдив. Ванин получил отставку. Кстати, фильм “Чапаев” уберег Бабочкина от беды. По рассказам дочери артиста, в 1937 году за ним постоянно ходили два человека, но арестовать всенародного любимца органы все же не посмели. 
Не сразу угадали режиссеры и с актером, игравшим Петьку-ординарца. Сначала утвердили Якова Гудкина. Но он, как сейчас говорят, не попал в струю: оказался тяжеловесным, нефактурным. И, хотя уже было отснято немало пленки, Гудкина решили заменить. Кто-то из группы привел на пробы молодого Леню Кмита. Едва взглянув на него, Васильевы хором сказали: “Идеально”. Роль Петьки для Кмита стала звездной. Он потом немало снимался в кино, но в памяти зрителей навсегда остался ординарцем Петькой. А маршал Ворошилов, посмотрев картину, пришел в такой восторг, что презентовал актеру небольшую квартиру в Москве напротив Елисеевского магазина. 
В Петербурге есть улица, носящая имя братьев Васильевых. Хотя на самом деле они не родственники. Они однофамильцы. Кинопсевдоним им придумал литературовед и критик Виктор Шкловский. Один из “братьев”, Георгий, кстати, и сам снялся в эпизоде: его можно увидеть в сцене “психической атаки” белогвардейцев. Он идет в первой шеренге с папиросой в зубах и стеком в руках. Сергей Васильев был женат на красавице актрисе Варваре Мясниковой. Вот ее он и предложил на роль очень привлекательной Анки-пулеметчицы. Другую Анку сейчас и представить невозможно. 

КРЫЛАТЫЕ ФРАЗЫ 

“Тихо, граждане! Чапай думать будет” 
(Петька). 
“Где должен быть командир? Впереди, на лихом коне” 
(Чапаев). 
“Александр Македонский тоже был великий полководец. А зачем же табуретки ломать?” 
(Фурманов). 
“Белые пришли — грабють, красные пришли — грабють. Ну куды бедному крестьянину податься?” 
(крестьянин). 
“Брат Митька помирает, ухи просит” 
(белый казак). 
“— Красиво идут!.. — Телегенция!” 
(разговор бойцов об атаке каппелевцев). 
“Психическая, говоришь? Ну хрен с ней, давай психическую” 
(Чапаев). 
МОЙ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ 

Недавно я, к своему удивлению, впервые встретил человека (женщину), который не смотрел фильм “Чапаев”, и с ужасом осознал, что я уже живу в другом веке, на другой планете, и мне стало почему-то жаль этого человека, ведь он — о, ужас! — не сможет в полной мере оценить юмора анекдотов про Чапаева! В детстве я смотрел этот фильм сотни раз — благодаря тому, что моя матушка работала в заводском клубе и проводила меня на сеансы бесплатно. 
Фильмы “Смелые люди”, “Александр Пархоменко”, “Котовский” и “Чапаев” крутили на детских сеансах регулярно раз в три месяца, чтобы воспитать из нас, полуголодных пацанов, надежных, преданных делу революции бойцов. И, надо сказать, это неплохо получилось. Благодаря “Чапаеву” я искренне ненавидел тупых и некрасивых беляков, которые ходили стройными рядами без единого выстрела прямо на Анкин пулемет, и обожал красавца Чапаева и лысого, но чертовски обаятельного Котовского. Верхом, преобразив в коня деревянный дрын, размахивая дрючком-шашкой, я неистово, как Ума Турман, рубил за сараями кущи лопухов и конопли, а на самом деле — тупые головы беляков. 
Мы все тогда были немного Чапаевыми, и никто не хотел быть беляком-колчаковцем… Снова и снова, прорываясь мимо билетеров, мы сжимали в темноте зала грязные кулачки и шептали плывущему Чапаю: “Ну! Давай же! Ну! Выплывай!” Но ни разу не выплыл Чапай! Сегодня бы авторы “Чапаева” на волне успеха фильма непременно создали бы сиквелы “Чапаев-2”, “Чапаев возвращается”. Но тогда такого исторического произвола не было: утонул так утонул! А мы, пацаны, очень любили эту нашу тихую скорбь по погибшему герою. 
Игорь КАРАСЕВ