“Революция тюльпанов”. Дубль два.

Архив 201010/04/2010

Очередной переворот в Киргизии стал кровавым. Около 100 человек убиты (и это лишь официальные данные), более тысячи ранены.

В руки восставших попало много оружия. Постоянно видишь, как молодые ребята гордо размахивают бронежилетами, автоматами и даже гранатометами, отнятыми у оробевших вконец милиционеров и солдат. И разъезжают по столице на “трофейных” бронетранспортерах.

Все началось с митинга протеста у офиса Алмазбека Атамбаева, одного из лидеров оппозиции, которого накануне арестовали. Затем митингующие направились в центр города. На центральную площадь открыто подвозилась арматура, камни и “коктейли Молотова”. С грузовика благословлял толпу некто похожий на имама. Выстрелы милиционеров в воздух, разрывы светошумовых гранат никакого впечатления на толпу не производили. Еще бы — Дом правительства штурмовали не менее 15 тысяч человек, с такой толпой трудно справиться. Почти сразу же начались погромы и грабежи. Ограбленные здания тут же поджигали. Заодно поджигали и помещения госструктур, особенно правоохранительных. Так, молодчики в масках подожгли Генпрокуратуру и налоговую инспекцию. Оба сгорели дотла, со всеми документами. Жертвой мародеров пал даже Национальный музей изобразительных искусств, обладающий уникальными картинами и иными раритетами. Захватив ТВ и проведя невразумительные “ток-шоу”, оппозиционеры выпустили в эфир хронику событий. Демонстрировали вспоротые животы, выбитые глаза и застывшие на асфальте мозги. Апофеозом разгула стало изгнание гвардейцев, до последнего защищавших флаг страны на центральной площади. Борцы за лучшее будущее и за честь страны, попранной кланом Бакиева, избили солдатиков, а затем стали бить стеклянный “колпак”, над которым стоял стяг. Видно, так проявили уважение к государственности.
Многие были уверены, что мятеж быстро погасят: Бакиев ведь сам пришел к власти таким путем и знал, как надо действовать. Но он ограничился введением чрезвычайного положения (на что никто не обратил внимания) и покинул столицу. Говорят, направился на юг, откуда сам родом, за поддержкой жителей родной ему Ошской области. Почему все случилось так быстро? Да, оппозиция хорошо просчитала свои ходы, но главное в другом. Причины недовольства граждан более чем объективны: взвинченные в одночасье тарифы на электричество и отопление, несправедливая приватизация стратегических объектов, захват всех хлебных должностей кланом Бакиевых и, безусловно, наглость сына президента — Максима, контролировавшего многие денежные потоки государства. К тому же Курманбек Бакиев явно перестал устраивать Москву. Не случайно Кремль признал поражение киргизского президента даже раньше его самого. А премьер Владимир Путин многозначительно подчеркнул, что “мы ведь его предупреждали…” Но Бакиев, судя по всему, не внял. В июне прошлого года он решил сохранить авиабазу США в аэропорту Манас, которая давно раздражала Кремль. И это после того как сам же объявил о закрытии базы, а Россия в ответ выделила Бишкеку грант на $150 млн, $300 млн льготного кредита, а заодно списала внешний долг на $180 млн. Тогда в МИД РФ решение Бишкека назвали “крайне неприятным сюрпризом”. А в нынешнем году появились сообщения о намерении Бакиева открыть на своей территории еще один военный объект США — учебный центр в Баткенской области. Началось наступление на русскоязычные сайты, а самое главное — на интересы российских бизнес-структур в Киргизии. Такие вещи даром не проходят. Временное правительство, сформированное из освобожденных из тюрьмы оппозиционных лидеров во главе с экс-министром иностранных дел Розой Отунбаевой, объявило, что на шесть месяцев берет на себя власть и будет готовить новые выборы. Киргизская делегация во главе с зампредом временного правительства Алмазбеком Атамбаевым сразу вылетела в Москву для переговоров, а российские военные “на всякий случай” перебросили на свою авиабазу в Канте 150 десантников. Американцы пока молчат, но их явно тревожит судьба базы в Манасе. Это важный пункт на путях снабжения американского контингента в Афганистане. Роза Отунбаева уже высказалась в том смысле, что “по Манасу у нас есть вопросы”. Но закрывать базу пока, кажется, и она не собирается.

Татьяна ОРЛОВА, из Бишкека
специально для “НВ”