Реки молочных проблем выходят из берегов

Архив 201203/04/2012

Не успели армянские фермеры возрадоваться ставшему несколько прибыльным производству молока, как случилась уценка закупочных цен. Если на протяжении всего 2011 года килограмм молока сдавался в пункты приема за 160-170 драмов, то с начала текущего года цены взяли курс на понижение — к февралю килограмм подешевел до 150-160 драмов. А недели две назад в большинстве пунктов ценовая планка оказалась опущена уже до 130-140 драмов, в кое-каких же марзах и вовсе до смехотворных 120-ти драмов!

Само собой, произошло это неспроста. Дело в том, что недавно заметно подешевел молочный порошок — отменная альтернатива более дорогому натур-сырью. И заводы, занятые производством молокопродуктов, также понизили тарифы, по которым обычно скупают сырье в приемных пунктах. Согласно же распространившимся к концу позапрошлой недели слухам, производители намерены были платить за сырье еще меньше. Что не осталось без внимания Минсельхоза — министр Серго Карапетян собрал совещание с участием всех компаний, занятых заготовкой молока и производством молочных изделий, призвав их сдержать спад цен. Однако, со слов фермеров, вплоть до вчерашнего дня особых перемен в тарифах они так и не ощутили.
Если быть более точными, на просьбу Серго Карапетяна держать тариф хотя бы на уровне 150 драмов, предприятия все же откликнулись. То бишь ниже указанного ценового уровня его не опустили. Но вот возвращать ценовую планку к исходным позициям — к 160-170-и драмам, — не стали. Меж тем в пунктах приема молока закупочная ставка еще ниже, нежели на заводе — ведь в противном случае бизнес этих структур смысла бы не имел. Вот почему ныне заготпункты принимают молоко в лучшем случае за 140 драмов — таковы, по данным на вчера, расценки в Арагацотнской области, расположенной относительно близко к дислоцированным в столице молокозаводам. Что же касается отдаленных областей — к примеру, Ширакской области, то там за каждый литр выплачивается лишь по 110-120 драмов. Что, со слов фермеров, и вовсе курам на смех. Ведь, доставляя молоко до пункта приема с учетом расхода на горючее, в каждом литре обычно теряется до 20 драмов. Не говоря уже о традиционном обвесе со стороны приемщиков. А также малоприятном нюансе — в отличие от заводов, в пунктах сбора молока предпочитают принимать товар не по килограммам, а по литрам. А такая система чревата тем, что в каждой тонне поставщик теряет до 30 литров молока! И если ранее на сей факт фермеры закрывали глаза, то с учетом сложившейся ценовой ситуации делать это уже не в состоянии. Со слов Юрия Матиняна, владельца фермы, дислоцированной в Ширакском марзе, производство молока при 120-драмовом тарифе стало практически нерентабельным. В самом деле — ведь, по данным Минсельхоза, себестоимость производства литра равна 110 драмам. А в нынешний сезон, когда трава еще не зазеленела и вязанка сена вместо 400-600 драмов (летние расценки) стоит 1000 драмов, она и того выше. Стало быть, чистая прибыль близка к нулевой. Но то ли еще будет? До фермеров и по сей день доносятся слухи о грядущем еще большем удешевлении закупочных цен — мол, уже в мае литр будет стоить 120 драмов. Причем речь идет о заводских расценках!
Эксперты сферы такую возможность подтвердили — ведь мало того, что к этому времени на заводах успеют затовариться по полной более дешевым — “сухим” молоком, так еще и будет преодолен сезонный дефицит молока. Обычно именно к маю-июню надои в стране возрастают до порядка 70 тысяч тонн. Для сравнения — в декабре речь идет лишь о 18-20 тысячах тонн. И нынешний сезон исключением наверняка не станет. Так что уже в самом скором будущем очередная 10-драмовая уценка литра случится наверняка. Ну а это, уверен Матинян, окончательно подпишет приговор “молочному бизнесу” — как его, так и иных “собратьев”.
Уже сейчас хозяйство Матиняна, расположенное в окрестностях Артика, ежедневно несет убытки в размере 10-12 тысяч драмов. Что составляет солидный процент из “фонда заработной” платы его предприятия — речь идет о 15 тысячах драмов, которые он ежедневно выплачивает пятерым сотрудникам. И на данном этапе недостачу в “фонде” собеседник вынужден покрывать из своего кармана. Но признается, что долго практиковать такую систему будет не в состоянии. Ведь на нем “висит” солидный кредит, взятый на обустройство фермы и приобретение 50 голов скота. Опустись молочные цены еще более, предпринимателю не останется ничего иного, кроме как пустить “буренок” под нож и отправить мясо на базар. Причем к подобной мысли склоняются и иные животноводы. А жаль — за последние годы сфера животноводства пребывала на подъеме. Если в 2007-2008-м годах речь шла о сокращении численности коров — ежегодно убывало на порядка 1000 голов, — то в последующие годы прирост составлял уже 2000-2500 голов. В минувшем же 2011-м речь и вовсе шла о беспрецедентном за последние годы “пополнении” стад — на 10 700 голов коров (столько значилось в хлевах на 1 января 2012-го). Общее же число крупного рогатого к этому периоду выросло на 28 тысяч голов! Очевидно, что терять такие позиции в Минсельхозе не хотят. Но и диктовать условия производителям молокопродуктов государство не вправе, не те нынче времена. Словом, остается рассчитывать либо на очередной взлет мировых цен на сухое молоко, либо на проявление мудрости и понимания со стороны самих переработчиков сырья. В конце концов, очевидно — опуская закупочные цены, они рубят сук, на коем сидят. Ведь в случае если “порошок” вновь подскочит в цене, а фермеры избавятся от скота, в стране обозначится серьезный дефицит молока. Со всеми вытекающими обстоятельствами!..