Радость Баку из-за пробуксовки армяно-турецких отношений может быть преждевременной

Архив 201015/04/2010

Главным вопросом, интригующим в эти дни азербайджанских экспертов и СМИ, был вопрос о том, “какое место занимала тема Азербайджана” в ходе переговоров и встреч в Вашингтоне.

С некоторым удивлением цитируют бакинские источники слова одного из американских дипломатов, который заявил, что отсутствие президента Азербайджана на саммите в США объясняется вовсе не “интригами армянского лобби”, а исключительно “личным выбором Ильхама Алиева. Так, ваш президент отказался участвовать в аналогичных переговорах в Стамбуле в прошлом году”. Возможно, Алиев посчитал, что ехать нет смысла — “старший брат” в одиночку с успехом защитит его интересы. И верно, “старший” старался. В Баку взахлеб цитируют высказывания премьера Эрдогана, который вновь говорил, что Анкара “будет до конца поддерживать позицию Азербайджана в вопросе Нагорного Карабаха и не отступит от нее ни на шаг”. Не меньшее удовлетворение вызвала и “твердость” главы турецкого правительства в вопросе о геноциде, хотя непонятно, какое вообще Азербайджану до этого дело. Естественно, на Апшероне “довольны позицией Турции в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта”, заявил пресс-секретарь азербайджанского МИД Эльхан Полухов.
В целом азербайджанские политологи едины во мнении, что “процесс нормализации отношений между Турцией и Арменией вряд ли сможет сдвинуться с мертвой точки из-за непреодолимых противоречий сторон”. На этом фоне эксперты полагают, что “США не могут оказать решающего влияния на процесс переговоров между Арменией и Турцией”. То есть в Азербайджане считают, что стороны остались на своих позициях, ощутимого продвижения в решении региональных проблем в Вашингтоне не произошло. В Баку, насколько можно понять, это расценивается как большой успех, поскольку там очень опасались иного хода событий.
Аналогичного подхода придерживаются и многие наши эксперты. Так, глава центра “Модус Вивенди” Ара Папян считает, что после встречи президента Сержа Саргсяна с Реджепом Эрдоганом “стало ясно, что протоколы… потерпели крах”. В этой связи он считает необходимым “коренным образом изменить внешнюю политику Армении и переосмыслить ее основы”. И в этом смысле решение “Армянского вопроса” — “единственная возможность укрепить национальную государственность и обеспечить дальнейшее существование армянского народа”.
Замдекана факультета востоковедения ЕрГУ тюрколог Рубен Мелконян также далек от оптимизма. Он не исключает, что вскоре с турецкой стороны могут прозвучать “жесткие заявления по процессу нормализации армяно-турецких отношений”. По мнению эксперта, вашингтонские встречи президента Сержа Саргсяна независимо от их результатов были очень важны. Кроме того, “позиция турецкой стороны была не совсем четкой, так как с разницей в несколько дней из Турции прозвучало несколько противоречивых заявлений”. А вот тюрколог Артак Шакарян считает происшедшее “шагом назад”, поскольку вариант открытия границ и установления дипотношений не достигнут или отложен. В этой связи он считает, что “в ближайший период протоколы не будут ратифицированы, и у нас всегда будет шанс для того, чтобы обвинить Турцию в непоследовательности”. Итак, экспертное сообщество практически едино во мнении, что процесс армяно-турецкого примирения стагнирует. Трудно ожидать и активизации деятельности Минской группы ОБСЕ (что могло бы способствовать оживлению), поскольку последние предложения посредников скептически восприняты Ереваном, да к тому же в скором времени Россия произведет замену своего сопредседателя. Ясно, что и здесь наметилась пауза. Тем не менее известно, что армянская сторона уже приняла некое решение относительно взаимоотношений с Анкарой. Как сказал министр иностранных дел Эдвард Налбандян, в Вашингтоне наши политики убедились, что позиция и подходы армянской стороны верны и находят понимание основных мировых игроков. Поэтому в скором времени это решение станет известно общественности. Думается, тут возможны лишь два варианта. Либо Ереван объявит о выходе из переговорного процесса с Анкарой, либо напротив — заявит о готовности к односторонней ратификации протоколов. И в том, и в другом случае поле маневра турецкой дипломатии выглядит крайне узким.