Радиация “ударила по мозгам” еще не родившихся младенцев

Архив 201003/06/2010

 

Средняя Норвегия — территория за пределами бывшего СССР, наиболее пострадавшая от Чернобыльской аварии 1986 года из-за обильных осадков, принесенных “атомными” тучами. Память о давней трагедии всколыхнула северное королевство после публикации исследования научной группы под руководством профессора Бьорна Рисховда Рунда, изучившей умственные способности и психические качества норвежцев, находившихся на момент аварии в утробе матерей.

Обнародование материалов группы профессора Рунда было задержано на несколько лет из-за их неоднозначного характера и возможного политического эффекта. Возраст объектов исследования на тот момент, когда они пережили последствия Чернобыльской катастрофы, составлял от восьми до шестнадцати недель. Ученые считают, что именно в этом временном диапазоне плод наиболее восприимчив к негативным воздействиям со стороны окружающей среды. 84 участников подопытной группы подвергли специальным тестам на интеллект, память и внимательность, которые позволили определить их способность к решению проблем и абстрактному мышлению. “Чернобыльцы” показали результат, соответствующий 100 единицам IQ. Контрольная группа из жителей других районов Норвегии продемонстрировала 105 единиц.
“Мы постарались учесть все факторы, способные повлиять на разницу итогов тестирования в двух группах — пол, образование, состояние здоровья и прочее, все эти показатели были примерно равны. Единственным решающим отличием стало место проживания матерей — в районе выпадения “чернобыльских осадков” и на территориях, оставшихся в стороне”, — комментирует более низкие умственные способности “чернобыльцев” по сравнению со сверстниками из других районов страны профессор Рунд. По его словам, 100 единиц IQ — вполне приличный коэффициент, тем не менее факт есть факт: радиоактивный дождик “ударил по мозгам” младенцев, находившихся в материнской утробе.
Власти Норвегии долгое время отказывались финансировать проект. Политики утверждали, что страна получила столь низкие дозы радиации, что не имеет смысл изучать ее воздействие на человека. “Выводы профессора — новость для нас. Теперь мы обдумываем возможность принятия соответствующих мер”, — так прокомментировало эксперимент Государственное ведомство радиационной защиты.
Главным врагом норвежцев был радиоактивный цезий, накапливавшийся преимущественно в грибах, которые в свою очередь поедали лесные звери, в том числе лоси и олени. Поскольку запрет на употребление в пищу оленины стал бы разорительным для оленеводческих хозяйств, правительство решило в 10 раз поднять допустимую границу содержания цезия в этом мясе и заодно в пресноводной рыбе. Мотивировка звучала следующим образом: население потребляет оленину и пресноводную рыбу в столь ограниченных количествах, что эффект на его здоровье будет крайне незначительным.
Как теперь оказалось, будущие мамаши, лакомившиеся оленьими стейками и парной форелью, закрыли своим детям дорогу в общество интеллектуалов. До сих пор официальная Норвегия оценивала убытки от чернобыльской аварии лишь в деньгах, пошедших на компенсации оленеводам, вынужденным забивать свои зараженные стада. Убытки составили примерно 10 млн евро. Отныне придется внести в графу “расходы” и падение уровня умственного развития значительной части населения. Единственным положительным эффектом аварии на Украине для норвежцев стало создание сети автоматических станций радиационного контроля, установленных по всей стране. С прошлого года их данные, снимаемые каждый час круглые сутки, можно посмотреть на интернете. Это особенно важно для жителей северных районов Норвегии, которые после Чернобыля стали бояться непредсказуемых событий на Кольской АЭС в соседней России.

 

Комментарии «НВ»

Подобные сообщения вызывают два чувства — зависть к гражданам чужого отечества и обиду за свое собственное. Трудно поверить, но чернобыльская авария почти четвертьвековой давности по сей день объект пристального внимания и скрупулезных научных исследований в далекой Норвегии. Ученые этой страны продолжают дотошно изучать все факторы, способные в той или иной мере повлиять на людей, животных и окружающую среду. Власти страны не скупятся на любые компенсации пострадавшим матерям, на умственное развитие детей которых повлиял уровень радиации.
А что у нас? Об этой трагедии мы традиционно вспоминаем лишь 26 апреля, а дальше проявляем полнейшую безучастность к судьбам тех, кто на собственном подорванном здоровье испытал все ее последствия.
В день трагедии и сразу после нее на всем постсоветском пространстве основной заботой было скрыть масштабы бедствия, приуменьшить истинные размеры катастрофы. Некоторые из республик распавшейся вскорости после чернобыльской трагедии огромной страны унаследовали от бывшего общего отечества короткую память о катастрофе и фактически полное равнодушие к ее жертвам. Армения в этом смысле не стала исключением. Три тысячи ее граждан приняли участие в ликвидации катастрофы. В первые дни после возвращения их высокопарно именовали “победителями стихии”, а вскоре они оказались никому не нужны. Многие из них и по сей день живут за чертой бедности. Им положено бесплатное медицинское обслуживание в Республиканском научном центре радиологии, но воспользоваться им могут только ереванцы. У ликвидаторов, живущих в марзах, нет средств для наездов в столицу. Лекарства им тоже положены бесплатные, но не те, которые им остро необходимы.
Так что, не обеспечивая даже самого необходимого минимума для наших соотечественников, серьезно пострадавших в Чернобыле, мы можем только удивляться тому, каким уважительным и заботливым вниманием окружены на Западе те, кто даже не участвовал в ликвидации, а просто волей случая оказался в опасной зоне. Это свидетельствует об уровне гуманизма в обществе. К сожалению, о нашем уровне говорить не приходится…