Р.КОЧАРЯН: “Это при власти АОД отстреливали неугодных оппозиционеров”

Архив 201112/05/2011

В диалог, наметившийся между действующим и первым президентом, неожиданно включился второй президент Армении Роберт Кочарян, имя которого достаточно часто упоминалось в прессе в контексте его намерений вернуться в активную политику.

В интервью, которое экс-президент дал на днях агентству Медиамакс, можно выделить три ключевых момента. Основной акцент был сделан на оценке трагических событий 1 марта. Далее экс-президент коснулся социально-экономической ситуации, которая, на его взгляд, ухудшилась и стала фактором риска. И наконец, третий акцент был сделан на диалоге власть — оппозиция, предмет которого на данный момент, по мнению второго президента, ясен не до конца. Хотя если диалог, по его словам, ведется не за соответствующие бонусы, а касается установления цивилизованных правил политической борьбы и отказа от ее радикализации, то он оценивает этот процесс положительно. Что касается ближайших политических планов, то о них экс-президент ничего не сказал.
Комментируя свое отношение к муссируемому оппозицией вопросу о том, кому был выгоден трагический поворот событий, Роберт Кочарян заметил, что ответ на этот вопрос прост — “тем, кто сегодня этими событиями постоянно спекулирует, и уж точно не властям, прошлым и настоящим”. По его словам, общая картина по событиям “первого марта” достаточно ясна, поскольку они развивались на глазах у всей страны. “Суть их в том, что проигравший кандидат заявил, что он и есть избранный президент и намерен занять президентский дворец. Ни много, ни мало. Ситуация крайне обострилась, когда для достижения этой цели оппозиция решилась на противозаконные действия”, — сказал Роберт Кочарян.
Касаясь обстоятельств введения чрезвычайного положения в Ереване, экс-президент напомнил, что оно было введено согласно Конституции РА в полном соответствии с предусмотренными процедурами, а именно, после согласования с председателем парламента и премьер-министром с последующим утверждением в Национальном Собрании. “Думаю, что этот шаг нужно было сделать раньше, может, удалось бы избежать жертв”, — заметил он.
Комментируя свое отношение к поручению действующего президента об активизации расследования событий 1 марта, Роберт Кочарян отметил, что расследование по делу “первого марта” ведется не по правовым основаниям введения режима ЧП, а по фактам массовых беспорядков, приведших к десяти человеческим жертвам. “Проблема в том, что следствию не удается раскрыть всех обстоятельств гибели людей для привлечения конкретных лиц к ответственности, либо оправдания их действий мотивами самообороны. Это обстоятельство, конечно, делает уязвимым положение властей как перед общественностью, так и международными организациями. Полагаю, этим объясняются последние поручения президента. Конкретные результаты следствия прекратили бы всевозможные спекуляции на эту тему, в чем я крайне заинтересован”, — сказал Роберт Кочарян, подчеркнув, что приказов стрелять боевым оружием по людям никто не давал и очевидно то, что все случаи гибели людей, за исключением капитана внутренних войск, произошли на значительном расстоянии от места митинга, а именно там, где жгли машины и грабили магазины. По его словам, там ситуацию никто реально не контролировал: ни полиция, ни лидеры оппозиции, и поэтому непонятно, было ли это просто трагическое стечение обстоятельств, либо чьи-то сознательные действия для того чтобы скомпрометировать власти.
“То обстоятельство, что никто из сколь-либо заметных представителей оппозиции физически никак не пострадал, говорит о том, что преднамеренных действий по “обезглавливанию” оппозиционного движения также не было. Это при власти АОД отстреливали неугодных оппозиционеров. Кстати, если бы лидер оппозиции не отсиживался дома, а попытался бы сдержать им же возбужденную толпу, уверен, что жертв можно было бы избежать”, — резюмировал Роберт Кочарян.