“У республиканцев нет реальных политических конкурентов”

Архив 201731/01/2017

В парламенте следующего созыва будут представлены 5-7 политических сил, заявил вчера в ходе пресс-конференции директор социологического центра «Социометр» Агарон Адибекян, отметив, что это результаты исследования политического поля, а опросы будут проведены к концу недели.

 

“Действующая коалиция сохранит свои позиции”

По словам Адибекяна, претендовать на участие в выборах могут 10 политических сил, но лишь у нескольких из них имеются достаточная социальная опора, организационные ресурсы, харизматичные деятели и финансы: это правящая Республиканская партия Армении (РПА), партия «Процветающая Армения» (ППА), Армянский национальный конгресс (АНК) и партия «Армянское возрождение» (бывшая «Оринац еркир»).

На уточняющий вопрос журналистов, может ли оппозиционный АНК преодолеть минимальный порог, А.Адибекян ответил: «Мы будем отдавать этой политической силе приоритет ввиду того, что у нее с давних пор имеются поклонники, а как они решат свои финансовые проблемы, нас не касается. Они могут преодолеть 5%-ный порог».

Эксперт отметил, что перешедшая в оппозицию партия «Армянское возрождение» потеряла провластный электорат, сформировавшая часть правительственной коалиции АРФ Дашнакцутюн (АРФД), напротив, растеряла оппозиционный электорат, а партии «Процветающая Армения» и «Наследие» находятся на грани распада. Посему в результате распределения доли голосов избирателей, которая приходилась на эти партии, в Национальное собрание РА могут попасть еще две политические силы, у которых найдутся финансовые и административные ресурсы, а также харизматичные лидеры. В целом, подчеркнул социолог, действующая коалиция сохранит свои позиции.

 

“У республиканцев нет реальных политических конкурентов”

Если не случится форс-мажорных обстоятельств, “Республиканская партия Армении” наберет стабильное большинство в парламенте – от 54% до 66%, считает директор Института Кавказа, политолог Александр Искандарян, комментируя “Кавказскому узлу” свое видение результатов парламентской гонки.

Он полагает, что для победы на выборах будут задействованы финансово-материальный и административный ресурсы. Кроме того, претендовать на большинство в парламенте республиканцам позволяет, по его мнению, отсутствие реальных политических конкурентов.

“Власть не видит политических конкурентов, способных набрать 51%. (По Избирательному кодексу Армении, большинством считается политическая сила, набравшая 54% и более голосов.) Республиканцы не ставят перед собой задачу получить 90% голосов. Объявлен “кастинг”, и оставшиеся мандаты получат партии или блоки, которые преодолеют необходимый для прохождения в парламент барьер”, — пояснил Искандарян, отметив, что власть предпочитает оппозицию в парламенте, а не на улице.

В Армении, по его словам, действует полуторапартийная политическая система, при которой партия власти допускает политические силы к дискурсу.

“Оппозиция, обеспечив себе место в парламенте, меняет риторику, соблюдая правила игры, условия которой приняла, согласившись участвовать в выборах и получив места в парламенте. На политическом поле нет силы, которая не принимает правила, не признает систему и борется с ней с той или иной степенью радикальности, как “Учредительный парламент” или “Сасна црер”. Стало быть, политические силы, по возможности, пройдут в парламент, но решения будет принимать парламентское большинство республиканцев”, — пояснил Искандарян.

По словам политолога, переход на парламентскую модель управления в Армении обусловлен необходимостью системных изменений, а не стремлением обеспечить воспроизводство власти. Иначе так же поступили бы в той же России или Азербайджане, пояснил он. Определенные элементы публичной политики, за исключением стран Балтии, есть в пяти странах постсоветского пространства – в Киргизстане, Молдове, Украине, Грузии и Армении, считает Искандарян.

 

“В армянском обществе низкий уровень доверия к выборам”

Прогнозировать итоги выборов в парламент преждевременно, в свою очередь считает эксперт Центра политических и международных исследований, политолог Рубен Меграбян. По его мнению, поправки в Конституцию и Избирательный кодекс не внесли изменения в суть политического процесса. “Правящая партия или партия власти использует избирательный цикл для своего воспроизводства, и реализовать задуманное помешают форс-мажорные обстоятельства внешнего характера. При нынешней турбулентности международных отношений время до выборов – долгий срок, и что-то прогнозировать не имеет смысла”, — пояснил в интервью “Кавказскому узлу” Меграбян.

По словам эксперта, пока у партии власти нет серьезных причин для беспокойства. “Власть отлично понимает, что ситуация может измениться. Чтобы не допустить этого, она запустит все накатанные манипуляционные механизмы, чтобы максимально облегчить процесс воспроизводства и минимизировать ухудшение отношений с международным сообществом, проведя формально “честные” выборы”, — полагает он.

По мнению политолога, армянская оппозиция “готова довольствоваться 5% голосов избирателей, гарантирующих места в парламенте”, в то же время у оппозиции не остается другого выбора, так как у партий, не имеющих отношений с властью, нет финансовых или административных ресурсов. “Отсутствие оппозиции, преследующей цель победить на выборах, приводит к тому, что правит бал партия власти, которая и решает, сколько мандатов полагается той или иной партии. В Армении не преодолен кризис института политической ответственности. Да и сами партии не ставят перед собой такую задачу. Это выгодно партии власти, потому что создается благоприятная среда для воспроизводства”, — подчеркнул он.

Меграбян также отметил, что в армянском обществе низкий уровень доверия к выборам. По его мнению, апатия избирателя связана с тем, что он не видит возможность что-либо изменить посредством выборов. “Если найдется политическая сила, которая скажет, что идет на выборы, чтобы победить, избиратель к этому отнесется скептически. В обществе негативное отношение не только к власти, но и к оппозиции, которая органично вписана в систему”, — пояснил эксперт.