Опьянимся не коньяком, а «арбуном»,

Архив 201020/05/2010

или Как в Минсельхозе понимают благозвучность
Хотя в Содружестве наш коньяк по-прежнему является визитной карточкой страны, возникла необходимость изменить его официальное название. Выясняется, что этого требуют международные соглашения, согласно которым коньяк может быть только французским.

Долгие и напряженные поиски нового наименования со всем блеском продемонстрировали уровень полета фантазии наших чиновников и бизнесменов. Прошянский коньячный завод предлагал назвать коньяк “Арменаком” (хорошо, что не “Карапетом”!), а Ереванский коньячный завод — “гинайром” (памятуя об этимологии слова “бренди”, которое означает “жженое вино”). Понятно, что те же французы, услышав слово “гинайр”, моментально проведут аналогию с бренди и поймут, с чем имеют дело, это же очевидно. Министр финансов пошел по другому пути, предлагая название “аркон” (Armenian Cognac). Чтобы, значит, никто, кроме нас, увидев эту шифровку, не догадался, в чем тут прикол. Но все приведенные примеры — лишь бледные цветочки. Потому что самый интересный проект принадлежит Министерству сельского хозяйства. Оно хочет назвать коньяк “арбуном” (от “арбел”, опьянятся). Это гениальное предложение дышит истинным народным юмором, добрым и незатейливым. От него несет хорошо унавоженным сельским хлевом, тяжелым перегаром деревенской гулянки, плохо очищенной тутовой чачей. Только коньяком совершенно не пахнет… Кстати, Минсельхоз утверждает, что “в поиске заменяющего слова обратились к Армянскому словарю корней Ачаряна, Словарю Ахказяна, Толковому словарю современного армянского языка Эдварда Агаяна”. Этот титанический труд был направлен на то, чтобы найти “благозвучное слово, передающее суть товара”. Они считают, что нашли. Ведомственные сократы полагают, что главное достоинство нашего коньяка состоит в его опьяняющих свойствах. А что до благозвучности… Положа руку на сердце: вы готовы потребовать в магазине “арбун”? Не стыдно будет так выражаться в общественном месте?