Трудолюбивая «немецкая машина» разобрала команду Марадоны на «запчасти»

Архив 201006/07/2010

Четвертьфинал, который казался самым равным, самым интригующим среди всех четвертьфиналов мирового первенства, завершился тем, чем вроде бы не мог завершиться ни при каких обстоятельствах. Сборная Германии разбила аргентинцев с еще более крупным счетом, чем в стартовом раунде play-off англичан — 4:0, не дав лучшему футболисту мира Лионелю Месси и его партнерам даже почувствовать, что за игру можно зацепиться, и заставив наставника соперников Диего Марадону по крайней мере серьезно задуматься насчет своих тренерских способностей.

Диего Марадона, который всегда любил красивые аналогии, описывая свое состояние после матча в Кейптауне, уверенно выбрал боксерскую терминологию: “Это все равно как очутиться в нокауте после удара Мохаммеда Али”. Но вот насчет того, что после этого нокаута с ним произойдет, он не был до конца уверен. “Я могу уйти хоть завтра”, — произнеся эту фразу, он все-таки добавил, что, прежде чем принять какое-либо решение, касающееся его работы на посту главного тренера сборной Аргентины, должен все как следует обдумать и посоветоваться с близкими людьми. Складывалось впечатление, что “богоизбранному” Марадоне, никогда ни в чем не сомневавшемуся, жизнь, кажется, впервые подбросила вопросы, на которые он не знал ответов. А может, просто боялся произнести вслух очевиднейшие из них, поскольку они бы развеяли миф о его исключительности в любой — по крайней мере футбольной — ипостаси.
Вопросы, которые ему — пусть не в глаза, а через прессу — будут задавать в течение нескольких ближайших дней, в принципе ясны. Некоторые висели в воздухе еще до матча с немцами. Некоторые возникли уже по ходу его. Например, Диего Марадону обязательно спросят, почему он не взял на чемпионат мира двух футболистов, которые были ключевыми персонажами выигравшего Лигу чемпионов “Интера” — Хавьера Дзанетти и Эстебана Камбьяссо? Неужели думал, что им ни при каких обстоятельствах не найдется места на поле?
Марадону обязательно спросят и о том, почему Лионель Месси, который в “Барселоне” забил за сезон 47 голов, в ЮАР не забил ни одного в пяти матчах? Невезением можно было объяснить тот факт, что он не забил нигерийцам, корейцам, грекам и мексиканцам. В этих встречах у лучшего футболиста мира была куча шансов, удары в каркас ворот. Во встрече с немцами Месси лишь однажды, уже в самом конце, когда все было ясно, выбрался на более или менее удобную, чтобы прицельно пробить, позицию. Для его игры в предшествовавшие этому эпизоду почти полтора часа термин “вхолостую” подходит по большому счету идеально. И чемпионат мира, обещавший Месси грандиозный триумф, сродни тому, что пережил его тренер на золотом для аргентинцев первенстве 1986 года, закончился для форварда горючими слезами в раздевалке после четвертьфинала.
Марадону обязательно спросят, верно ли ощущение, что он попросту наплевал на изучение особенностей игры соперника, на огонь, с которым немцы громили англичан в 1/8 финала и которым они пылали и в субботу. И припомнят, как четыре месяца назад после товарищеского матча с немцами Марадона демонстративно отказался сидеть рядом на пресс-конференции с Мюллером, считая, видимо, 20-летнего юнца чересчур неравноценной себе фигурой. В Кейптауне Мюллер забил положивший начало аргентинскому позору гол, а после него терзал чужую оборону с такой яростью и эффективностью, на которые не был способен никто из подопечных Марадоны. И в конце концов эта его страсть вылилась во второй гол немцев. Мюллер, уже упав, смог сделать передачу, благодаря чему Мирославу Клозе в буквальном смысле удалось вбежать с мячом в пустые ворота.
Диего Марадону обязательно спросят, почему, хотя еще задолго до перерыва было видно, что в матче побеждают немецкий план и немецкие козыри, он не сделал ничего, чтобы игру изменить. Почему первая замена состоялась, уже когда счет вырос до 2:0 в пользу сборной Германии? А после долгожданных замен футбол в исполнении аргентинской команды стал только хуже.
К главному тренеру сборной Германии Йоахиму Леву тоже, конечно, имелись вопросы. Впрочем, куда более приятные, чем те, которые будут, возможно, очень долго терзать сердце Диего Марадоне. И Лев, как выяснилось, не расценивал результат этого матча как чудо или футбольную аномалию. Он рассказывал, что прекрасно представлял себе основные аргентинские слабости: “Их полузащитники почти не помогают атаке, а нападающие не готовы возвращаться назад. Поэтому я знал, что на всех участках поля мы способны получить преимущество”. В интерпретации Йоахима Лева чудо превратилось в обычный рабочий момент.