«Лучше бы этот источник молчал»

Архив 201107/07/2011

“Президент Лукашенко пригласил президента Медведева на скорбные торжества в Брестскую крепость. Здесь проходила наша общая линия обороны. Отсюда мы вместе пошли в тяжелый поход за нашей общей победой. Но президент Медведев в Бресте не появился…
Объяснений нет до сих пор, да и вряд ли их возможно придумать. Может, это напряженный график. У президентов он всегда напряженный. Но какие могут быть более важные мероприятия в день начала войны, чем отдать память предкам на передовом рубеже?..
Потом последовало дурацкое объяснение от, как всегда, неназванного источника в Кремле: мол, мы ждали белорусского президента в Москве. В таких случаях уж лучше бы этот источник молчал. Отдавать дань памяти за сотни километров от тех мест, где врагу был дан первый бой, это абсурд. Очевидно, что белорусский президент в черный день 22 июня мог быть только на своей земле, со своим народом. Потому что именно мы, белорусы, первыми приняли гитлеровский удар и очевидно, что 22 июня белорусский президент мог быть только там, где он и был,- в Брестской крепости, у скорбного монумента, известного не только у нас в Беларуси, но и по всему бывшему СССР и всему миру. Зачем же тогда лукаво-лицемерные пассажи о приглашении в Москву? Уж если не можете оправдаться, то лучше бы промолчали.
Впрочем, у святого монумента павшим воинам отсутствовал не только президент Медведев. Раз нет хозяина, нет и челяди. Кремлевский агитпроп в лице федеральных телеканалов внезапно забыл и о дате 22 июня, и о памяти, и о боевом братстве, и о войне. Ни один федеральный канал на торжествах не присутствовал. Единственными журналистами из России, которые приехали осветить это событие, были представители региональных изданий. Они недоумевали: «А где же московские коллеги? Что случилось? Почему их нет на этом главном для России и Беларуси событии?”
Никому и в голову не могло прийти, что могла поступить команда не освещать торжества в Брестской крепости. Ведь тут дело не в Беларуси и не в Лукашенко. Это общее торжество и святая дата. Тем не менее самое невероятное случилось…
Официальных объяснений не было. А неофициально кое-кто из российских журналистов проговорился, что, мол, Москве это неинтересно. Для тех, кто понимает, это означало: “Кремль запретил”…
У корреспондента 1-го российского канала в Бресте были дела поважнее. Он ходил по городу в поисках молчаливой революции, вынырнувшей из социальных сетей…
Вместо обещанных тысяч на улицах оказалась пара сотен подвыпивших подростков. Корреспондентам российских телеканалов пришлось изрядно попотеть, чтобы в телекартинке эта жалкая кучка смотрелась хоть сколь-нибудь внушительно…
В России сейчас много говорят о патриотизме, воспитании молодого поколения, о державности. Но вот вопрос. Если в угоду политическим играм приносится святая дата 22 июня и хулиганы оказываются важнее ветеранов, то на какой же эффект у себя на родине рассчитывают кремлевские идеологи?..
Причина всего этого очевидна. Показать мероприятие в Бресте — значит показать президента Лукашенко…
Показать торжества в Бресте — значит показать, что никакой смуты в Беларуси нет, что страна едина и что любой кризис мы победим так же, как победили гитлеровскую нечисть. Это не совпадает с заказом свыше…
Чем же не угодила Беларусь и ее президент? Ответ банален и прост. Президент Лукашенко не желает задаром отдавать то, что принадлежит всем белорусам. Российские олигархи не первый год ходят вокруг лакомых кусков белорусской собственности. Беларусь не против инвестиций и приватизации, но только за настоящую цену и только под гарантии развития…”
Минск, Первый канал ТВ