«Бывшие президенты вообще не должны вмешиваться в политику»

Архив 201125/06/2011

Под таким заголовком появилось на днях пространное интервью Левона Тер-Петросяна в российской газете “Московские новости”. Кстати, в название вынесена фраза, принадлежащая самому интервьюируемому — “Бывшие президенты вообще не должны вмешиваться в политику”…
Дабы не отрывать сказанное Тер-Петросяном от контекста, приведем всю цитату, проливающую свет на то, почему все-таки он нарушил вышеуказанное правило: “Я пришел с новой платформой. 10 лет молчал. Считаю, что бывшие президенты вообще не должны вмешиваться в политику. Это во всем мире так. Конечно, может что-то не понравиться. Но когда видишь, что перед твоими глазами твоя страна, твое государство становится совершенно другим, ты уже не можешь сидеть сложа руки. За эти 10 лет никто не смог сформулировать модель этого государства”, — говорит он, дистанцируясь от фундамента действующей модели, заложенной в бытность его у власти. Конечно, Тер-Петросян не может не признавать, что все те явления, за которые он нещадно критикует действующую власть, родом из его времени. Но это признание ограничивается лишь наличием некоторых недостатков, которые теперь, как он подчеркивает, приняли системный характер. “В наше время тоже была коррупция, кто отрицает? Были нечестные чиновники. Мы боролись, сколько могли, параллельно с войной и с решением других проблем. Может быть, неудовлетворительно. Но такой системной коррупции, как сейчас, не было”, — оправдывается Тер-Петросян, плавно переходя к знакомому с его митинговых речей тезису о демонтаже системы, ради чего он нарушил золотое правило о невозвращении экс-президентов в политику. Только вот гарантий в том, что, воспользуясь во второй раз возможностью вновь разрушить все до основания, он заложит основы нечто лучшего, чем раньше, как не было, так и нет.  В том же ряду его утверждение о том, что второй и третий президенты не пришли бы к власти, если бы не фальсификации. Неужели память настолько коротка, что он не помнит выборов 1996 года и выведенные на улицы танки. Оппонировать экс-президенту в его видении собственной непогрешимости нет смысла. Куда интереснее его видение продолжения диалога с властью, и в этом смысле некоторые тезисы этого интервью можно рассматривать как ответ на прозвучавшее в конце прошлой недели заявление президента Сержа Саргсяна о готовности к диалогу, а не к переговорам.
“Будет формальный, открытый диалог. Делегации, назначенные конгрессом и президентом, могут встречаться и обсуждать все проблемы”, — считает Тер-Петросян.
Отвечая на вопрос о том, не боится ли растерять своих сторонников, вступая в контакт с властью, Тер-Петросян с одной стороны акцентирует, что это власти были вынуждены пойти на уступки, видя события в арабском мире, разворачивающиеся в Армении стихийные социальные протесты и многолюдность митингов конгресса. С другой стороны, он признается, что готовность к диалогу воспринимается далеко не всеми. “Три года мы боролись очень конфронтационно, на очень резком фразеологическом уровне с этим государством. В народной психологии, в психологии уличной политики это играет большую роль. К этому привыкли, и теперь любое смягчение фразеологии считается предательством. Если мы полностью конфронтировали с властями, а сейчас демонстрируем готовность к решению некоторых вопросов через диалог с властями, это некоторыми не воспринимается. Это наш долг объяснить народу, чего мы добились. И чего мы еще добьемся. Главное — результаты. А результаты есть и еще будут”, — говорит экс-президент.
Что касается его позиции и в вопросе карабахского урегулирования, то она неизменна — он по-прежнему считает, что любое решение по Карабаху сегодня будет хуже, чем 13 лет назад. “То, что можно было сделать 13 лет назад, пытаются делать сейчас, но ценой огромных потерь. В 1998 году мы были близки к решению”, — говорит Тер-Петросян, подчеркнуто не видя разницы между выдвинутым в то время поэтапным вариантом разрешения конфликта и планом, который сейчас лежит на столе в виде Мадридских принципов.
“Что мы сейчас имеем, через 13 лет? ВВП Азербайджана в пять раз больше, чем у Армении. Бюджет в пять раз больше. Военные расходы в 10 раз больше. Естественно, позиция Азербайджана будет более надменная, требования будут более жесткие. Сейчас добиться того, чего мы могли добиться тогда, будет очень трудно. Есть единственная деталь, которая отличается от того проекта: идея о проведении референдума о статусе Нагорного Карабаха. Но она пока ничем не подтверждена. Даже от этого слова уже уходят. Говорят о плебисците, опросе и т.д. Никакого разговора о юридических последствиях этого референдума нет. Все развитие подсказывает, что сейчас намного сложнее. Любое решение сегодня будет хуже, чем тогда. К сожалению”, — считает Тер-Петросян.
Обращаясь к проблеме участия Карабаха в переговорном процессе, Тер-Петросян отмечает: “Когда Карабах перестал быть стороной конфликта, это был конец света для меня… Мы же за самоопределение Карабаха. А где это самоопределение без Карабаха… Как Армения будет подписывать соглашение с Азербайджаном о судьбе Нагорного Карабаха?”…
Отдельной строкой идет в интервью тема армяно-турецких отношений. По словам Тер-Петросяна, в вопросе нормализации этих отношений действующий президент Серж Саргсян “сделал все правильно” и что эту тему следует сохранять в повестке дня. Собственно, то, что в АНК одобряют инициированные Сержем Саргсяном налаживания отношений с Турцией, внутри республики ни для кого не является новостью. Оппозицией в этом вопросе, как известно, являются совсем другие политические силы.
“Надо эту тему всегда сохранять в повестке дня. Потому что без урегулирования армяно-турецких отношений, без открытия границ у Армении нет перспектив развития”, — считает Левон Тер-Петросян, вспоминая события 92-го года, когда Турция в знак солидарности с Азербайджаном закрыла границы.
“Теперь алгоритм следующий. Может быть, нам это не нравится, но это факт: турки не пойдут ни на какое урегулирование, пока не будет решен карабахский вопрос. Решите карабахский вопрос — на следующий день откроются границы с Турцией. Других вопросов не существует”, — говорит он, одновременно отмечая, что не считает эту позицию Турции правильной и мы всегда старались доказать туркам, что не надо связывать эти два вопроса.
По его словам, свое время Турция ошиблась и только навредила Азербайджану, внушив азербайджанцам, что она у них за спиной и они могут быть более неуступчивыми в карабахском вопросе. “Это привело к тому, что Азербайджан потерял уже пять районов. В этом есть и вина Турции, она могла внушить азербайджанцам какой-то реализм, убедить их пойти на какие-то уступки. Им намного меньше уступок тогда требовалось бы, чем сейчас. Кстати, есть и турецкие политики, которые признают, что это была ошибка”, — говорит экс-президент. Более того, он считает, что и сегодня из-за своей позиции по отношению к Армении Турция тормозит решение карабахской проблемы. И если бы Турция пошла на улучшение отношений с Арменией, может быть, это более позитивно повлияло бы на скорейшее решение карабахской проблемы.
И наконец, о позиции России в вопросе карабахского урегулирования. “У меня есть ощущение, что Запад не прилагает достаточных усилий к решению этой проблемы, потому что это не является приоритетом. У Америки огромные другие проблемы: Ирак, Афганистан, Иран, Северная Корея и т.д. Просто руки не доходят.. И кажется, в последние два года, независимо от международных усилий, Россия ведет если не сказать сепаратную, то более активную политику в этом вопросе… У России есть шанс. Я уверен, что и Запад не будет очень против, чтобы этот вопрос был решен таким путем, если конфликтующие стороны согласны по нему пойти. Пока есть вероятность успеха этого процесса, который сейчас ведет Россия. Но если и этот процесс не принесет какого-то быстрого успеха, то да, война возможна. В Азербайджане просто не хватит терпения. Армения никогда не будет инициировать войну, кто бы ни был ее президентом. Если возникнет война, то только по инициативе Азербайджана. И самое опасное то, что никто не может держать Азербайджан за руку”, — полагает экс-президент, делясь грустными размышлениями о реальной политике. Хотя, может с таким пессимизмом действительно не стоит вмешиваться в политику?
Соб.инф