Араз Озбилис: «Меня отговаривали играть за Армению»

Архив 201329/06/2013

Воспитанник “Аякса”, полузащитник “Кубани” и сборной Армении рассказал газете “Спорт-экспресс” о том, как он оказался в Краснодаре и почему не собирается в ближайшее время менять клуб.

 

— У вас небанальная биография. Родились в Стамбуле, росли в Голландии, работаете в Краснодаре, а на уровне сборных играете за страну, в которой прежде никогда не бывали.
— У Пизелли биография еще ярче, она вообще ни в какие рамки не вписывается. Маркос — сплошной разрыв шаблона.
— Вы из семьи эмигрантов. Может, это обстоятельство наложило отпечаток на ваш жизненный путь?
— Я не думал над этим. Мой отец начал работать в 10 лет. Он даже не закончил школу — не было возможности. Люди просто так не уезжают в другую страну. Должна быть очень веская причина для такого решения. Мы покидали Стамбул, когда в семье было двое совсем маленьких детей.
— Вы что-то помните о Стамбуле?
— Ничего. Зато я свободно говорю на турецком. Папа знал только этот язык — на нем говорила улица. Мама знает армянский, она окончила в Стамбуле армянскую школу.
— В Турции живет много армян?
— Диаспора большая. Есть национальные школы, бизнес. У меня там остались родственники.
— А в Армении?
— Нет, но теперь есть друзья. Ереван очень добрый и необычный город.
— Его называют Розовым городом (по цвету туфа, из которого сложены очень многие здания в армянской столице). Почему вы выбрали именно Армению, а не Голландию?
— Выбор был сложным. Меня отговаривали играть за Армению. В частности, мой тренер Роналд де Бур, доверивший мне место в составе “Аякса”. Он постоянно говорил, что мне нужно потерпеть, и я смогу сыграть в голландской сборной. Даже вызвал меня в молодежную сборную, с которой я поехал в турне по США. Но когда мы вернулись в Амстердам, я принял решение в пользу родины предков.
— Почему?
— Так решило мое сердце. Откровенно говоря, я не был уверен, что поступаю правильно. В Голландии одна из лучших сборных в мире футбола, а я отказываюсь от нее. Но теперь я счастлив, что принял именно такое решение. Мне хорошо. И это нельзя объяснить простой логикой.
— Вы знаете армянский?
— Понимаю, но не говорю. А вообще я полиглот — знаю английский, турецкий, голландский, армянский и немного русский (улыбается).
— Каково это — покинуть “Аякс”?
— Тяжело. Всему, что умею на поле, я обязан “Аяксу”. Там меня многому научили.
— Даже вашему фирменному удару, когда мяч на страшной скорости меняет направление на пути к воротам?
— Талант никогда не бывает лишним, но без труда состояться невозможно. В “Аяксе” прекрасная школа. Это делает его особенным, желанным для молодых игроков. Я по-прежнему болею за Амстердам.
— Почему вы тогда ушли?
— Клуб хотел отдать меня в аренду на сезон другой голландской команде. Меня такой поворот карьеры совершенно не устраивал. Я не хотел уходить, тем более в аренду. А предложение “Кубани” было конкретным — мне дали понять: мы на тебя очень рассчитываем. Я хотел играть, зарабатывать, проявить себя. “Кубань” давала мне такую возможность.
— Когда вам позвонили и сказали: Араз, тебя ждут в Краснодаре, вы первым делом, видимо, полезли в интернет, чтобы посмотреть: а где это?
— Точно (хохочет)! Именно так я и поступил. Интернет, поисковая система, слово “Краснодар”.
— Много таким образом узнали?
— Не очень. Больше рассказал Пизелли. Если бы не он, мой ответ “Кубани”, скорее всего, был бы отрицательным. Маркос очень помог на первых порах, когда я просто не понимал, что нужно купить в магазине, как объясниться с людьми. Он очень тепло отзывался о клубе, России, Краснодаре. Я решил, что раз так, то стоит попробовать.
— Теперь вам больше не нужна помощь Пизелли в быту? Он ведь ушел в “Краснодар”.
— Я учу русский. Для кафе и магазина уже хватает. Да и город изучил.
— После Амстердама вам, наверное, было тяжело в Краснодаре. Это совершенно иной город со своей культурой. Он даже в России стоит особняком.
— Да, да, да! Поначалу был культурный шок. Теперь мне у вас нравится.
— Почему?
— В Краснодаре нет каналов и узких улиц, но я нашел в этом городе свой шарм и, как мог, понял его. И потом, здесь всегда есть солнце. Это здорово.
— О чем вы вспомните спустя десять лет, когда Краснодар останется в прошлом?
— О фанатах. Это особенная история. То, как эти люди поддерживают команду, трогает мою душу. Россия — огромная страна, но на любой игре, куда бы мы ни приехали, сидят как минимум 30 человек с флагами клуба. Это очень впечатляет. А уж в Краснодаре фанаты устраивают настоящее шоу. Команда дорожит отношениями с ними.
— “Кубань” финишировала пятой. Это лучший результат в истории клуба. Но осталось чувство, что вы могли добиться большего.
— Да, могли быть выше. Не думаю, что весной мы что-то взяли случайно. Нет, все заработали игрой, работой и случайно, скорее, недобрали нескольких очков.
— Каким вы нашли наш чемпионат? Как бы вы его охарактеризовали одним словом?
— Фанатичный. В России именно такая лига. Если, к примеру, в Голландии “Аякс” ведет в матче со счетом 2:0, можно быть уверенным: все закончится победой. В России такой счет по ходу игры ничего не гарантирует. Тут нужно играть до конца и отрабатывать любой эпизод. Уровень конкуренции, сопротивления очень и очень высок.
— Злая лига?
— Не думаю, что злая, но как минимум сложная. Никто и никогда не сдается — это ваш клубный футбол.
— За короткий срок вы сделали себе имя в России. По слухам, вами интересовались несколько наших топовых богатых клубов. Звучали имена “Зенита”, “Спартака”, “Рубина”, “Анжи”.
— Ничего, никто, никогда — ситуация на самом деле именно такая. У меня есть контракт с “Кубанью”, и я хочу его отработать. Мне нравится та команда, где я сегодня играю. Я сделал правильный выбор и пока не вижу причин что-то менять.
Андрей АНФИНОГЕНТОВ