Ефим Копелян: до и после «Неуловимых мстителей»

Архив 201016/03/2010

Исполнилось 35 лет со дня смерти замечательного советского артиста
Когда режиссер фильма «Интервенция» Геннадий Полока поинтересовался у Ефима Копеляна, как тот успевает сниматься одновременно в трех картинах да еще играть в театре, Ефим Захарович ответил: «Я до сорока лет в театре за кулисами в домино играл и никому не был нужен.

Отдыхал». Жизнь Копеляна действительно была разделена на два этапа — до фильма «Неуловимые мстители» и после него. Роль атамана Бурнаша сделала Копеляна звездой советского кинематографа. После этого начались его постоянные метания между Ленинградом, где артист играл в Большом драматическом театре, и Москвой, где его снимали на «Мосфильме». «Поезд «Красная стрела» убивает артистов!» — возмущалась жена Копеляна Людмила Макарова, знавшая, сколько актеры пьют во время пути из Ленинграда в Москву. Копелян лишь пожимал плечами: «А что делать? Артиста ноги кормят!» Фактически все последние десять лет жизни Ефим Захарович провел в дороге. О Ефиме Копеляне киевская газета «ФАКТЫ» побеседовала с его близким другом — известным актером Артемом Карапетяном, легко узнаваемый голос которого звучит за кадром в более чем сорока художественных и мультипликационных фильмах.

— Сергей Юрский, который долгое время играл с Копеляном на одной сцене, так охарактеризовал Ефима Захаровича: «Усы, трубка, голос, покой». Что можете добавить к этому перечню?
— Абсолютную надежность. Достаточно было одной минуты общения с Копеляном, чтобы понять: этот человек никогда не поступит подло.
Люди, хорошо знавшие Фиму, действительно запомнили его как заядлого курильщика трубки. Хотя изначально он курил дорогие сигареты типа «Мальборо», которые по блату и за большие деньги доставали ему друзья-пограничники. В один прекрасный момент Фиме надоело, что у него вечно «стреляют» сигареты (а их было очень трудно достать), поэтому он перешел на трубку. Кто-то рассказывал интересную историю. Когда очередной актер подошел к Фиме «стрельнуть» курево, Копелян нехотя протянул ему пачку. Вытягивая сигарету, актер поинтересовался: «И где вы такие хорошие сигареты берете?» Копелян посмотрел на него тяжелым взглядом и отрезал: «Это вы берете. А я покупаю!» Перейдя на трубку, Фима стал курить табак «Золотое руно», у которого был очень насыщенный и приятный аромат.
— Артем Яковлевич, с Копеляном вы познакомились более полувека назад. Помните вашу первую встречу?
— Конечно! Нас познакомил мой друг, актер Семен Соколовский. Это произошло на киностудии «Арменфильм», куда Фиму пригласили на пробы фильма «Камо» (лента вышла на экраны в 1958 году). Копелян поразил меня своей скромностью и простотой. А главное — актерской игрой. Пробы он прошел блестяще. Но высшее партийное руководство посчитало несуразным брать на главную роль неармянина (?! — ред. “НВ”). Увидев расстроенного Копеляна, я подошел к нему: «Знаешь, Фима, а я ведь и не знал, что ты не армянин вовсе. Фамилия-то у тебя наша, армянская!» Копелян поднял голову, окинул меня взглядом и говорит: «Мне это напомнило один анекдот. В поезде едут еврей и китаец. Еврей спрашивает китайца: «Скажите, вы случайно не еврей?» — «Нет, я китаец». — «А папа ваш не еврей?» — «Нет, папа тоже китаец». — «А мама?» — «И мама китаянка». — «А может, отец мамы был еврей?» Когда китайцу этот допрос надоел, он воскликнул: «Да, да, я — еврей!» — «Что вы говорите? — удивился еврей. — А почему же вы так похожи на китайца?»
— О шутках и проделках Копеляна ходили легенды!
— Когда я, Юра Яковлев и Копелян снимались в фильме «Крах операции «Террор», Фима договаривался с осветителем, чтобы тот приносил нам на съемочную площадку водку. Выставив свет, осветитель незамысловатым жестом — щелкнув указательным пальцем по шее — показывал, что все уже разлито. В перерыве мы говорили Владимиру Чеботареву (режиссер картины), что хотели бы подкорректировать свет, бежали вверх по лестнице к осветителю и молниеносно выпивали. Пили 150-граммовыми стаканами. Морщились все, кроме Копеляна. Он быстро выпивал водку, как воду, занюхивал ее кусочком колбаски и как ни в чем не бывало, возвращался на съемочную площадку.
— Копелян любил выпить?
— Он пил много, но… Во-первых, Фима умел пить. Я всегда поражался тому, что вечером он спокойно потреблял 700-800 граммов водки, утром бодрым и подтянутым шел на съемку, в течение всего рабочего дня на «Мосфильме» подпитывался водочкой, затем ехал в Питер, где вечером играл спектакль, снова выпивал и возвращался поездом в Москву. На следующий день все повторялось. Для Копеляна водка не была проблемой. Казалось, она ему не вредила. Увы, сейчас каждый, кто любил с ним выпить, мог бы задуматься о степени своей вины в том, что Копелян так быстро сгорел. Но уже поздно…
Фима был компанейским человеком. Хотя больше любил слушать, чем рассказывать. Души не чаял в своем Большом драматическом театре. Помню рассказ Фимы о том, как в спектакле «Скованные одной цепью» он играл одного из двух пленников-беглецов. Перед выходом на сцену Копелян вместе со своим партнером… бегали по ступеням. Их появление зрители всегда воспринимали бурными аплодисментами. Ведь после такой «разминки» не поверить в то, что эти тяжело дышащие и раскрасневшиеся люди только что сбежали из тюрьмы, было невозможно!
— Копелян никогда не жалел, что не снялся в «Семнадцати мгновениях весны»?
— После этого фильма друзья начали называть его Ефимом Закадровичем. Фима не обижался на нас за такое баловство. Он рассказывал, что режиссер телесериала Татьяна Лиознова даже писала для него роль, но в последний момент все переигралось. Судя по словам Копеляна, он ничуточки не жалел о том, что его лица нет в фильме. Зато голос красной нитью прошел через всю ленту. И какой голос! Каждое слово врезается в сознание зрителя.
— Как оказалось, у Копеляна было очень слабое сердце, и в итоге он умер от инфаркта. Было заметно, что у него проблемы со здоровьем?
— Я ни разу не слышал от Фимы даже намека на плохое самочувствие. Он категорически отвергал лекарства. Был бодр и улыбчив до самого последнего дня своей жизни… Он умел очаровывать людей. Иногда одного его слова было достаточно, чтобы человек сменил гнев на милость.