Пять дней — беременные, два — отдыхаем?

Архив 201009/11/2010


Декретное “ноу-хау” от правительства
Принятый во втором и окончательном чтении законодательный пакет, предусматривающий пересмотр размера пособий для временно нетрудоспособных граждан (тех, кто отсутствует на рабочих местах по болезни, беременности, в связи с состоянием здоровья кого-либо из членов семьи и так далее), наделал немало шума.

Дело дошло до того, что фракция “Жарангутюн” адресовала письмо президенту страны с просьбой вернуть Закон “О пособиях по временной нетрудоспособности” обратно в парламент. Основным же поводом для беспокойства стала поправка, касающаяся соцвыплат беременным и роженицам.
Если по действующему закону пособие выдается исходя из длительности декретного отпуска — 140 дней, то по новому правилу деньги будут начисляться только с учетом рабочих дней. Надо сказать, у авторов инициативы весьма оригинальное представление о течении беременности — пять дней в неделю и два выходных… Сторонники декретных новшеств ссылаются на социальную справедливость: мол, почему беременная или родившая сотрудница должна получать пособие за уик-энды и праздники? С такой постановкой вопроса, пожалуй, можно было бы согласиться в любой другой благополучной стране. Да и то с большой натяжкой — речь ведь не об обычном, скажем, академическом отпуске, а о рождении ребенка. И с такими вещами не шутят.

Календарная чехарда не единственный удар по карману новоиспеченных мам и пап. Еще одно ноу-хау касается расчета декретных денег на основании планки, установленной в Законе “О месячной зарплате”, то есть с учетом пятикратного заработка, составляющего на сегодняшний день 150 тысяч драмов (это если “плясать” от минимальной зарплаты в 30 тысяч драмов). По новому закону декретная сумма станет неизменной для всех беременных и родивших, включая даже тех, кто неплохо зарабатывает, — к примеру, 200 или 250 тысяч. Вот и выходит, что мамаши “побогаче” будут оплачивать декрет коллег, не успевших продвинуться по карьерной лестнице. Кроме того, сразу по рождении ребенка им, судя по всему, придется возвращаться на работу: содержать на 150 тысяч себя и малыша — задача не из легких. А если учесть еще, что в некоторых семьях мама — единственный источник дохода, то наслаждаться материнством особо не придется.
В “Жарангутюн” уверены: поправка может отрицательно сказаться на уровне рождаемости. “Несмотря на многочисленные призывы, правительство осталось непоколебимым, — говорится в письме к президенту. — Свой протест выразили также 12 НПО, однако их мнение также ничего не изменило. От имени фракции и множества общественных организаций просим Вас не подписывать законопроект, а руководствуясь пунктом 2 статьи 55 Конституции, вернуть его в парламент с требованием провести повторное обсуждение”.
Выступая в прессе, депутат от АРФ Дашнакацутюн Арцвик Минасян охарактеризовал инициативу как антиобщественную. “В большинстве стран подобные социальные риски исключены, — говорит он, уверяя: — Такой подход должен стать нормой и у нас — никаких рисков, когда речь о детях. Будущая мать должна иметь гарантированное законом право на сохранение и получение своей средней зарплаты как в течение отпуска, так и по рождении ребенка. Мы же мало того что урезаем доход новорожденного, так еще и облагаем его налогом… Вот и получается, что правительство элементарно не уважает установленную Конституцией норму, пуская в ход не выдерживающий критики аргумент: дескать, немало случаев, когда беременная женщина за месяц-другой до рождения ребенка регистрируется с высокой зарплатой у какого-либо работодателя, а уходя в отпуск, получает огромные суммы. Это полнейший абсурд. У нас проблемы с демографическим ростом, и материнство следует поощрять любыми способами. Что до недобросовестных мамаш, то не лучше ли позаботиться об усовершенствовании системы администрирования в учреждениях?”
В беседе с корр. “НВ” секретарь фракции “Наследие” Степан Сафарян не скрывал, что надеется на поддержку президента. “Я все же жду, что он откликнется на наше письмо и не подпишет документ. Ведь не раз бывало, что, учитывая наши замечания, он отправлял какой-нибудь опасный законопроект обратно на доработку…” — сказал депутат.