Пусти слух — скинь цену?!

Архив 201103/12/2011


На слухах о паразитарных заболеваниях скотины, скорее всего, “паразитируют” отдельные участники мясного рынка

В преддверии новогоднего ажиотажа на рынке мяса начали распространяться тревожные сведения относительно плохого “самочувствия” скота — сначала прошел слух о некоей заразе, поразившей коров в Лори, а чуть позже едва ли не о реанимации африканской чумы среди свиней того же марза. Сей факт потребителя несколько насторожил. И уже вчера, со слов реализаторов с Мясного пассажа у Армянского базара, многие относились к товару с опаской: прежде чем купить, долго рассматривали, принюхивались. “Да все это сказки, которые почему-то “рассказывают” нашему народу именно тогда, когда активизируется рынок мяса. Можно подумать, животные в течение всего года не болеют вовсе?!”
В самом деле — ведь почти одновременно начался ажиотаж и вокруг ситуации с заболеванием коров в Арагацотнском марзе. Поводом явилось то, что у буренок села Артени начались “выкидыши”. Однако, как сообщили “НВ” в Службе безопасности пищепродуктов, сигнал из Артени поступил еще 20 июня! Речь тогда, правда, шла не о неспособности коров доносить потомство, а о некоем заболевании, которым те страдали. Позже, как установила экспертиза, выяснилось — животные подхватили паразитарное заболевание пироплазмоз (дехнук). “Инспекторы Службы разобрались с положением дел еще летом, и на данный момент ситуация в селе под контролем, ни одного больного животного там нет”, — заявил пресс-секретарь службы Бабкен Пипоян. Но чем тогда вызваны разговоры о выкидышах — по слухам, не повезло с потомством одновременно 7 или 8 особям? Пипоян сказал, что определиться с причиной явления должны инспекторы, которые вновь отправились в селение. Не исключено, что выкидыши стали следствием летнего всплеска паразитарного заболевания. Но, опять же, назвать точное число случаев можно будет лишь после того, как эксперты вернутся в Ереван. Специалист пообещал огласить точную статистику на следующей неделе. Но вот что странно: если проблема обнаружилась еще летом, отчего заговорили об этом лишь сейчас?
Думается, одна из причин — стремление фермеров получить компенсации за утерянный потенциальный приплод. Что, увы, совершенно бесполезно. Дело в том, что пироплазмоз не пребывает в числе болезней домашнего скота, финансируемого государством. Оттого и бороться с ним и его последствиями крестьяне должны сами, на собственные средства. Кстати, так же поступили и прибывшие еще летом в село инспекторы: сами купили препараты и оказали помощь артенийским буренкам. Не входит в разряд госзаказных и тейлериоз. Именно этим паразитарным заболеванием, со слов Пипояна, страдают ныне и коровы села Катнарат Лорийской области. Вот этот случай еще более-менее “свежий” — сигнал поступил 17 ноября. И “паразит” диагностирован уже стопроцентно. Однако и в данной ситуации шума было больше, чем следовало.
По слухам, перезаразилось едва ли не все катнаратское поголовье. Хотя на деле имел место падеж лишь одной особи. Еще 8 голов, со слов Пипояна, были подвергнуты убою по подозрению на заболевание. Но, как правило, при таком диагнозе принятым порогом смертности является минимум 60%. Очевидно, что катнаратская статистика значительно ниже норматива. И слава богу — по словам собеседника, повода для опасения некоей эпидемии нет. Но что насчет иной информации: мол, мясо заболевшей скотины было пущено в производство одним из местных колбасных цехов?
Подлинность этой информации выясняется. Каждое производство обязано иметь договора с соответствующими контрольными инстанциями. Что подразумевает проверку со стороны ветврача. Причем не периодическую, а регулярную. Ежедневно каждая партия мясного сырья должна подвергаться лабисследованию. И если катнаратские тушки и угодили в колбасу, стало быть либо проверки произведено не было, либо закрыть глаза на ее результаты позволила слишком низкая цена мяса. Но есть тут одно “но” — уж больно сомнительно, чтобы крестьянин предложил “колбасоделам” товар по смешным ценам, в то время как мог запросто реализовать на рынке по прежним, довольно высоким. Как заверил собеседник, в случае вышеозначенных паразитарных заболеваний мясо животных (за исключением падших) после термической обработки вполне пригодно к употреблению. И никаких ограничений на предмет его реализации на рынке нет. Кстати, и со стороны Международного эпизоотического бюро в разряд острых инфекционных заболеваний оно не отнесено. Тем не менее, заверил Пипоян, Служба проявит последовательность в процессе выявления истинного положения дел, отследив всю цепь: реализатор-покупатель. И разберется: была ли халатность со стороны ветслужбы предприятия или нет. Впрочем, опять же — если кто-то что-то и недоглядел, то реальной угрозы здоровью потребителя нет. Ведь “паразитарное мясо” опасности для человека не представляет.
Масла в огонь подлила и третья история с нездоровым скотом — буквально на днях начали температурить свиньи села Лорут все того же Лорийского марза. Как заявил Пипоян, позавчера он и группа инспекторов побывали в селе. На месте выяснилось, что под подозрением оказались всего лишь пять голов одного хозяйства. Две особи по подозрению на “чуму” зарезали, остальные три живы. Здоровы ли — выяснит экспертиза. Образчики мяса привезены в столицу, и уже на будущей неделе станет ясно, что именно поразило две свиные головы. Но уже сейчас можно предположить, что будь у хрюшек “чума”, то с учетом мгновенной распространяемости этой инфекции и три остальные особи давно бы отдали богу душу. Кажется, ситуация вновь из разряда “предновогодней паники”, играющей на руку крупным мясным дельцам-импортерам либо перекупщикам отечественного продукта.
Как заявили вчера мясники, народ встревожен не на шутку. Один из продавцов привел пример: “Родственнице, сотруднице одного из банков сказали — покупайте лишь замороженное мясо! И она позвонила ко мне за советом”. “Я уверен, напряжение вокруг имиджа отечественного мяса создается либо завозчиками замороженного мяса, которое доступнее свежего (оптовая цена составляет порядка 1600 драмов), либо же перекупщиками, стремящимися скупить у крестьян в канун Нового года товар по более низким расценкам”, — заявил другой продавец. И, кажется, доля истины в его словах есть.
В самом деле, по логике вещей, “больное” мясо должно было залежаться. И в таком случае крестьянин пустился бы во все тяжкие, в первую очередь скостив цены на товар. Однако ценники как на говядину, так и на свинину никоим образом не изменились. Напротив, вчера они даже оказались выше, нежели ранее — в указанном Мясном пассаже килограмм говядины с костью предлагался уже не за 2500-2600, как ранее, а за 2800 драмов. Филе так и вовсе шло практически по супермаркетовским ценам: за 3200 драмов. Килограмм чалахаджа был выставлен за 2800 драмов, “пальцы” шли за 2700 драмов. Об окороке не приходится и говорить — вчера речь шла о 3000 драмах. И это, заверили продавцы, лишь только начало. В течение 10-15 дней они предрекают взлет цен на “буд” до 3500 драмов. Ведь даже малейшего намека на возможную уценку со стороны фермеров розничные торговцы не чувствуют. Во всяком случае пока. Что до будущего, то наперед загадывать рано: если всякого рода информация по поводу едва ли не поголовной зараженности скота сработает, глядишь, и спрос на него реально убавится. Что приведет к уценке. Хотя, если честно, в преддверии Нового года и отчаянности нашего населения, потреблявшего свинину даже в разгар африканской чумы, верится в такое едва. Вот и вчера в присутствии автора этих строк многие приценивались, “зондировали” почву на предмет будущего удорожания, а иные, закупая более двух килограммов, не скрывали: “Намереваемся заморозить вырезки для новогоднего стола!..”