Протоколы: в чем главная проблема?

Архив 200901/10/2009

Турция опасна для нас настолько, насколько глубоко в нас самих сидит турок
Вчера Армянская Федерация Европы (EAFJD) распространила заявление, в котором говорится, что “протоколы об установлении дипломатических отношений между Арменией и Турцией вызывают резкое неприятие армян всего мира”.

В связи с этим ряд видных европейских армян — психолог Григор Беледян, эссеист Джанин Алтунян, журналисты Арпик Миссакян и Арпи Тотоян, историк Ив Тернон, профессор бохумского университета Мигран Дабаг и примкнувший к ним американский профессор Роджер Смит — инициировали в интернете сбор подписей под петицией “Воч” (“Нет”). Сообщается, что обращение адресовано ко всем, кто “защищает человеческое достоинство”, и что к акции уже присоединились представители почти 30 стран мира. Глубокую озабоченность составителей петиции вызывает то, что “в результате подписания этих протоколов Армения маргинализирует диаспору и станет участником турецкой стратегии, направленной на раскол армянского народа и делегитимизацию диаспоры.
Армяно-турецкие протоколы — это вопиющее посягательство на память о геноциде армян и достоинство жертв этого преступления. Турция пытается свою политику отрицания геноцида законным путем внедрить в юридически обязательный документ, который будет иметь далеко идущие последствия не только для Республики Армения, но и для армян всего мира”.
Допускаем, что уважаемые диаспоральные деятели могут не знать, что инициатива деблокады границы и установления дипотношений принадлежит вовсе не Турции. И уже поэтому Армения никак не может быть “участником” какой бы там ни было “турецкой стратегии”. Вероятно, из европейского далека подобного рода “мелочи” трудно разглядеть. Да это, по существу, и не так важно. Удивляет другое: инициаторы акции почему-то считают, что процесс армяно-турецкой нормализации “маргинализирует” и “делегитимизирует” диаспору. С этим никак нельзя согласиться. Потому что, прими мы указанную точку зрения, это будет означать, что весь смысл существования славной армянской зарубежной диаспоры, более того — законные основания для ее существования состоят только и исключительно в бесконечном продолжении вражды и противостояния армян и турок. Проще говоря, не будь такого противостояния — исчезнет и смысл существования диаспоры, и основания для продолжения ее жизнедеятельности, да и сама она сойдет на нет.
Очень горько читать такое. Подобного рода утверждения сами по себе вносят такой раскол в умы армянства, какого всем на свете туркам вместе взятым никогда не добиться. Неужели же без турок, сами по себе, мы ничего не стоим и ничего из себя не представляем? Далее, непонятно, каким образом стремление к открытию границы — то есть шаг, имеющий очевидные положительные социально-экономические перспективы — может “посягнуть на память о геноциде и достоинство жертв этого преступления”. Не хочется верить, что указанные деятели не знают о намерении создать специальную комиссию, которая предметно, на научной основе изучит мрачнейшую страницу нашего прошлого. А если знают, то почему не приветствуют? Не думают же они, что в результате работы экспертов выяснится, что наши представления о геноциде неверны? Ведь геноцид был, и наша задача — доказать это всему миру, и Турции в первую очередь. Но доказать, а не пробавляться утверждениями на эмоциональном уровне. Мир суров, он верит фактам. Так сунем же, как говорится, эти факты туркам под нос, пусть утрутся.
Впрочем, понятно, что столь сильно беспокоит уважаемых деятелей из Армянской Федерации Европы. Им очень не хочется, чтобы мир узнал о геноциде всю правду — без исключения. Потому что, хотя правда никоим образом и не посягает на память нации и достоинство невинных жертв трагедии, она способна бросить некоторую тень на кое-какие политические силы того времени. Вот и вся причина высокого пафоса, содержащегося в петиции.
Уважаемые, как можно посягнуть на память? Память о геноциде будет жить, пока живет на этом свете хоть один армянин. И никакое открытие границы, экономические взаимосвязи, дипломатические отношения и т.п. и т.д. не способны изменить данное обстоятельство.
Другой вопрос, что сближение с Турцией действительно может породить определенные проблемы. Я думаю об этом, когда вспоминаю, что определенная, скажем так, часть нашего населения издавна предпочитает мугамы, баяти и сольные концерты Зейнаб Ханларовой национальной музыке. Что нередко вместо исконных армянских слов в речи наших людей нет-нет, да и проскальзывают турецкие словечки. Что немало людей у нас являются любителями мерзкого (но не турками же сочиненного!) присловья, гласящего “где хлеб — там и дом”.
Вот это типичная психология варвара, кочевника, манкурта. И вся опасность нынешнего процесса связана не с турками, а с нами самими. Если свести всю проблему к простой формуле, можно сказать: сближение с Турцией опасно для нас настолько, насколько глубоко сидит в нас самих турок. И ничего более.
Армен ХАНБАБЯН