Протоколы: армянские выгоды и турецкие страхи

Архив 200908/09/2009

Армяно-турецкие протоколы продолжают оставаться темой номер один на всех политических площадках страны.

Дискуссии разворачиваются вокруг двух вызывающих наибольшие опасения “болевых точек” опубликованных документов. Речь о том, не содержится ли в них обязательство признать Карсский договор и не поставит ли под вопрос факт геноцида армян упомянутая в них межправительственная подкомиссия. Что касается карабахской проблемы, то с отсутствием ссылок на нее в тексте протоколов не поспоришь, но это не мешает отдельным ораторам активно домысливать ситуацию, предполагая наличие отдельных договоренностей, которые якобы и сделали Турцию более сговорчивой. Состоявшаяся вчера пресс-конференция директора Музея-института геноцида армян Айка Демояна отличалась от большинства предыдущих комментариев тем, что на ней говорилось не о том, какие опасности таят в себе протоколы для Армении, а о том, какие страхи испытывает в связи с ними Турция.
ОТКРОЮТ ЛИ ПРОТОКОЛЫ
ДОСТУП К ТУРЕЦКИМ
ВОЕННЫМ АРХИВАМ?

Если пару недель назад он оценивал ситуацию в развитии армяно-турецких взаимоотношений как шаг вперед и два шага назад, то сегодня, после парафирования совместных протоколов, Турция, по его мнению, сделала два шага вперед и шаг назад. Последний выразился в ряде заявлений в угоду Азербайджану, с помощью которых она пытается увязать процесс армяно-турецких взаимоотношений с карабахской проблемой, считает Демоян. При этом неожиданную сговорчивость турецкой стороны он объясняет вовсе не обещанными уступками в карабахском вопросе, как это пытаются представить большинство оппозиционных политиков. По его словам, Турцию, которая до 31 августа находилась в положении вне игры, вернули на поле, использовав фактор признания геноцида армян. “Перед ней поставили резолюцию Конгресса о признании геноцида армян”, — утверждает он.
Демоян не видит в протоколах никаких предусловий, однако это не означает, что никаких проблем из них не следует. По меньшей мере два главных положения, в связи с которыми могут возникнуть дополнительные проблемы, — это, по его мнению, подкомиссия по исследованию исторических документов и архивов, а также вопрос признания границ.
По поводу создания подкомиссии по исследованию исторических вопросов Демоян разделяет мнение тех экспертов, которые считают, что Турция тем самым пытается спасти свое лицо. “Это вовсе не то, что предлагала турецкая сторона ранее: исследовать только вопрос геноцида армян. В тексте протоколов довольно интересная формулировка: специалисты должны исследовать архивные документы и сделать предложения”, — подчеркивает он.
Напомним, что, согласно протоколам, предлагается создание подкомиссии в исторической плоскости, а именно: “налаживанием диалога, направленного на восстановление взаимного доверия между двумя народами, в том числе для уточнения проблем путем беспристрастного научного исследования исторических документов и архивов и формирования предложений — с участием армянских, турецких, швейцарских и других международных экспертов”.
К этой формулировке директор Музея-института геноцида армян подходит как ученый-историк и видит возможность получения доступа к архивам Генштаба Турции, которые закрыты даже для турецких исследователей. В этих архивах содержатся важнейшие факты судебных процессов, начатых турецкими военными трибуналами 90 лет назад. По словам А.Демояна, трибуналы тогда осудили около 140 человек, которые обвинялись в преступлениях против армян, совершенных в 1915-1920 годах, и есть документы, подтверждающие, что факт ответственности за это всего государства и общества был признан устами турецких же обвинителей. На вопрос, не уничтожены ли эти архивы, Демоян не имеет однозначного ответа, но уверен, что исследование является выгодным для нас. Более того, он отмечает, что изучение любых дополнительных документов представляет серьезную угрозу для государственной безопасности Турции. “Окажутся развенчанными многие мифы, на которых зиждется современная Турция. К примеру, представления о национально-освободительном характере кемалистского движения. Чтобы понять, что следует вслед за развенчанием мифов, достаточно вспомнить с чего начался распад СССР”, — напоминает он.

А БЫЛА ЛИ ФРАНЦУЗСКАЯ
РЕВОЛЮЦИЯ?

Отвечая на прямой вопрос журналиста о том, какую он займет позицию, если подкомиссия вдруг станет рассматривать факт геноцида армян, Демоян сказал: “Я как исследователь не могу не быть заинтересован в получении новых документов и новых фактов геноцида армян. В случае если предложат обсуждать, был геноцид или нет, я не скажу “нет”, поскольку это слабый аргумент, а отнесусь к этому с юмором и предложу, к примеру, обсудить вопрос, была или нет Великая французская революция? Я, конечно же, против такого обсуждения”. По его мнению, гарантией того, что подобная постановка вопроса даже если будет инициирована, не будет иметь продолжения, является тот факт, что в работе подкомиссии будут принимать участие международные эксперты. В среде более чем четырех сотен ученых, занимающихся в различных странах этими проблемами, заметил он, считается плохим тоном ставить под сомнение факт геноцида армян.
Демоян обратил внимание на то, что, какие бы соглашения ни были подписаны между Арменией и Турцией, они должны содержать хотя бы два элемента ликвидации последствий геноцида армян. Во-первых, не должно создаваться никаких препятствий для восстановления утерянных родственных связей, поскольку сегодня известно немалое количество фактов, когда люди по различным родственным линиям пытались найти друг друга. “Это один из страхов турецкой стороны, в Турции понимают, что смена поколений не произошла в той степени, чтобы родственные связи были полностью разорваны”, — пояснил он.
Второй важный элемент касается жестокого уничтожении армянского культурного наследия на всей территории Турции, что является нарушением действующего ныне Лозаннского договора. В связи с этим Демоян предлагает создание группы по сбору фактов с включением международных экспертов и представителей третьей стороны, которые проведут учет полностью разрушенных, переделанных в мечети и используемых в иных целях армянских памятников по всей территории Турции. “Если мы сумеем предоставить какой бы то ни было комиссии, в том числе международному суду, многочисленные примеры конкретных фактов с требованием ответственности, Турция будет обязана не только восстановить эти церковные памятники и другие духовные строения, но и передать их сообществу”, — подчеркнул он, поясняя, что под сообществом можно понимать как стамбульских армян, так и всех тех армян, которые отправятся в Турцию и создадут небольшие коммуны или поселения вокруг этих духовных центров. “С точки зрения европейского права будет серьезным нарушением, если Турция воспротивится возвращению армян на родину их предков. За этим может последовать целая цепочка серьезных проблем и судебных разбирательств”, — добавил он.

“ЛУЧШЕ, ЕСЛИ БЫ ПРЕЗИДЕНТЫ ВСТРЕТИЛИСЬ В КАРСЕ”
Следующий проблемный вопрос протоколов — это армяно-турецкая граница. По словам Демояна, границы, признанной двусторонним договором, между Арменией и Турцией нет, а есть разделительная линия, которая проходит в соответствии с ущемляющим интересы Армении Карсским договором. Последний, в определении историка, ничто иное как прототип пакта Молотова-Риббентропа. Разбираться в вариантах разрешения этой сложной проблемы предстоит специалистам международного права, но в случае подписания двустороннего армяно-турецкого соглашения Карсский договор должен быть денонсирован, считает Демоян, напоминая, что некоторые его положения, в частности о статусе Нахичевана, нарушены самой Турцией и Азербайджаном. Кстати, появившиеся в турецкой прессе советы Азербайджану забыть о карабахе продиктованы, по его мнению, тем, что Турция всерьез опасается — “армяне могут вспомнить о Нахичеване”.
Оценивая перспективы открытия армяно-турецкой границы, Демоян не исключил, что она будет открыта до конца года. При этом возможны сценарии. “На начальном этапе, возможно, будет открыта только автомагистраль хотя бы потому, что существует вопрос восстановления железнодорожных путей. В целом может быть налажено как автомобильное, так и железнодорожное сообщение, причем один или два раза в неделю”, — считает он, отмечая, что армянской стороне более выгодно, если открытие границы будет происходить медленно и постепенно. “Медленное открытие границы может дать возможность провести определенные расчеты, в частности, того, какие товары импортируются и экспортируются и какие выгоды это обеспечивает для нас”, — полагает он.
Говоря о возможности визита президента Армении Сержа Саргсяна в Турцию, Демоян сказал, что было бы символичным, если бы президенты двух стран встретились в Карсе. “И не только потому, что сегодня в Карсе нарушаются условия Лозаннского договора, так как там церковь Сурб Аракелоц превращена в мечеть, но еще и потому, что это приграничный город”, — подчеркнул он, добавив, что затем президенты могли бы направиться в Бурсу для просмотра футбольного матча между национальными сборными двух стран. Кстати, в 20-м году в Бурсе, припомнил он, армянские футболисты одержали победу.
Что касается исхода инициированного в рамках футбольной дипломатии процесса, то он зависит не от футболистов, заметил Демоян. “Не надо забывать о судьях, которых трое — в данном случае речь об интересах США, России и Европы”…
Тамара ОВНАТАНЯН