Противостояние между Тегераном и Баку нарастает

Архив 201221/02/2012


Возле границ Армении и НКР формируется еще один узел опасного противостояния

Корреспондент Иранского телевидения в Баку, гражданин Азербайджана Анар Байрамлы был задержан в субботу бакинской полицией. У него нашли 4 грамма героина и теперь обвиняют в незаконном хранении наркотиков.
Разумеется, родственники и друзья Анара убеждены, что “дурь” ему подбросили. Дело в том, что Байрамов, работая вот уже 5 лет на Иранское телевидение, готовил репортажи, содержащие критику в адрес официального Баку. Кстати, одновременно был задержан и его водитель. Пресс-секретарь посольства ИРИ Аббас Искендери заявил, что иранская сторона не приемлет обвинений в адрес сотрудников представительства Иранского телевидения, так как они — “честные, порядочные люди и профессионалы своего дела”. А задержание “имеет целью нанести ущерб двусторонним ирано-азербайджанским отношениям”, в то время как “два дня назад в ООН была дана позитивная оценка усилиям Ирана по противодействию распространению наркотиков”.
Симптоматично, что хватать стали не только журналистов, так или иначе связанных с Ираном, но и исламистов. В поселке Бина под Баку сотрудники нацбезопасности арестовали ахунда местной мечети гаджи Ильхама — известного в стране теолога, который получил образование в Тегеране. Также в поселке Нардаран взяли Ниязи Керимова — брата члена Верховного меджлиса Исламской партии Натика Керимова и еще 15 человек. При этом внятных объяснений, в чем состоит вина этих людей, не дается. Аресты исламистов перекинулись и в глубинку — на Джалилабад и Гянджу.
Эксперты считают, что таким образом власти пытаются нейтрализовать проиранские силы и агентуру в свете резко обостряющихся отношений с Тегераном. В Иране в свою очередь продолжают обвинять Баку в поддержке действий Израиля и США, направленных на срыв иранской ядерной программы. Противоречия между странами-соседями быстро нарастают. У границ Южного Кавказа, и без того изобилующего конфликтогенными зонами, формируется еще один узел активного противостояния. Не приходится надеяться, что проблемы могут быть быстро исчерпаны. Баку никогда не мог простить Тегерану уравновешенной позиции в карабахском вопросе, отказаться от намерений рано или поздно аннексировать населенные тюрками северные провинции Ирана. При этом не имеет никакого значения, что иранские азербайджанцы склонны скорее прислушиваться к своему соплеменнику — верховному правителю аятолле Хаменеи, а вовсе не к провокационным инициативам “апшеронских мечтателей”, склонных для начала переименоваться в “Республику Северный Азербайджан “. Идея расчленения Ирана исходит отнюдь не от тюркского меньшинства, она навязывается извне, а Баку является ее основным проводником и “духовным спонсором”. И, видимо, не только духовным, о чем свидетельствуют выявляющиеся факты совместной антииранской деятельности израильских и азербайджанских спецслужб. И вот это в свою очередь не может простить и никогда не простит Азербайджану Тегеран. Как видим, противостояние возникло и углубилось вокруг столь фундаментальных вопросов, что разрядить его в обозримой перспективе никак не представляется возможным.
Все это, конечно, никак невыгодно обоим армянским государствам. Ведь процесс карабахского урегулирования может стать плодотворным в том числе и тогда, когда в регионе воцарятся мир и спокойствие, сократится список существующих противоречий. Пока этого, увы, не происходит, скорее — наоборот, противоречия лишь растут и углубляются, все больше становится разделительных линий, возрастает взаимное недоверие и подозрительность. И если, скажем, в вопросе Карабаха или бывших грузинских автономий еще действует международное посредничество (оставим в стороне вопрос, насколько успешно), то ни о каком посредничестве между Баку и Тегераном для минимизации противостояния речи еще долго (а может, и никогда) идти не будет. Остается наблюдать, как далеко зайдут в своем соперничестве наши соседи. И надеяться, что хоть на этот раз не дойдет до кровопролитной свалки на пороге наших границ.