Протест против ЕГЭ обретает государственный масштаб

Архив 200911/06/2009

ЕГЭ только стартовали, а недовольных организацией экзаменов тьма.

После тестирования по армянскому языку и литературе группа родителей абитуриентов в составе 23 человек адресовали руководству страны открытое письмо с подробным изложением своих претензий. В первую очередь они возмущены самими тестами, которые вопреки заявлению организаторов вышли за пределы школьной программы.

Напомним, что в день сдачи этого предмета министр образования Армен Ашотян отправился в Чаренцаван, в один из региональных экзаменационных центров. Согласно источнику в Центре тестирования и оценки, глава ведомства остался доволен организацией экзамена на периферии — камеры видеонаблюдения, мониторы для болельщиков, наблюдатели — все вроде соответствовало нормам. Но это только на первый взгляд. Корр. “НВ” удалось поговорить с одной из участниц экзамена, назовем ее Мэри. Нездоровый ажиотаж среди экзаменующихся, по ее словам, начался с первых же минут. Из-за несогласованности действий экзамен в Чаренцаване начался на полчаса позже установленного срока, в связи с чем многие, в том числе и наша собеседница, не смогли завершить работу в срок. Почему эти полчаса не были прибавлены — вопрос в никуда. Но даже не это обстоятельство сбило абитуриентов с толку.
Часть абитуриентов оказалась в привилегированном положении, наблюдатели не таясь подсказывали им. Отдельным тестируемым позволялось пользоваться мобильными телефонами, возможно, поэтому они покидали аудиторию. Явные нарушения не могли не расстроить остальных абитуриентов, чувствовавших себя просто униженными и оплеванными. “Это было очень оскорбительно по отношению к другим, не “подстраховавшимся” абитуриентам”, — говорит в сердцах девушка. И заключает, стоило ли два года ломать голову и платить немалые деньги репетиторам, если можно пойти путем наименьшего сопротивления.
Авторы письма приводят в качестве аргумента практику тотальных подсказок. Недоумение их вызвали и итоги экзамена по армянскому языку и литературе. Средний балл большинства экзаменующихся — 11-12, в то время как в прошлом году он составил 13-14. При этом всего лишь 0,1 процента абитуриентов получил 20 баллов, то есть только 12 из 12543. Число отличников также меньше, чем в 2008-м. 18,5-20 баллов получили всего 3,35 процента тестируемых. Нижнюю планку не смогли одолеть почти 10 процентов сдававших экзамен. Как уже сообщалось, не блеснули знаниями абитуриенты нынешнего года и по другим предметам — биологии, географии и всеобщей истории.
Подводить итоги нынешнего экзаменационного процесса еще преждевременно, но кое-какие выводы уже напрашиваются. Одной из главных задач ЕГЭ, по заверению образовательного начальства, является объективность и прозрачность процесса во избежание коррупционных рисков. Но пока получается совсем наоборот. К слову сказать, в самой Европе, на поводу которой и идет Армения вкупе со странами Содружества, к единым экзаменам относятся крайне настороженно. В России уже зреет масштабная волна протеста против экзаменов нового типа. Остановить процесс в Армении вряд ли удастся, но сделать соответствующие выводы “верхам” непременно следует.
Материал был готов к публикации, когда в редакцию “НВ” пришла группа родителей с соответствующим заявлением, подписанным визитерами. Правда, фамилий своих они не стали называть по той банальной причине, что их детям еще предстоит сдавать экзамены. Мало ли что… Впрочем, о большинстве их претензий сказано выше. Речь шла о центрах в столичных школах NN 195 и 199. В последней для экзамена по математике не были предусмотрены даже черновики, что уж тут говорить о бутылках с водой, которые были экспроприированы у абитуриентов. А возмутительный перебой электричества? “Школа обесточилась через 15 минут после того, как туда занесли тесты, света не было ровно час, дети маялись на солнцепеке и нервничали, — рассказывает одна из мам. — Вы посмотрите, кто получил самые высокие баллы, — это дети высокопоставленных чиновников, бизнесменов. Не коррупция ли это? Нам было жалко смотреть на тех детей, кто действительно заслуживал высоких результатов. У них сплошь 13-14 баллов. А почему? Да потому что тесты специально составлены из программы, выходящей за рамки общеобразовательной школы. Почему не озвучиваются имена тех, кто составлял эти самые тесты? Это что, государственная тайна?”
Некоторые вопросы, включенные в тесты по армянскому языку и литературе, родители переадресовали академику-языковеду. Так вот, он смог правильно ответить на них, лишь заглянув в соответствующие книги. Такое чувство, что сдают экзамены не для поступления в вуз, а для его завершения. Сейчас ходоки в редакцию пекутся об одном, чтоб их чадам таким же образом не сорвали тестирование по английскому языку. “Пока не поздно, министерство обязано ходатайствовать о пересмотре тестирования хотя бы отдельно взятого предмета”, — заявили родители в один голос. Понять их озабоченность можно — “тинейджеров”, сдающих первый в жизни серьезный экзамен, ждет разочарование, и, возможно, на всю оставшуюся жизнь. Внушаемая родителями мысль, что деньги не решают все, терпит полное фиаско…
Мариэтта МАЛУМЯН